Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Заговор

Шок - 3 (окончание)

 

 

    Улицы пестрели и то взлетали, то проваливались, пока не сошлись в широкую унылую автостраду. Город остался позади, а справа потянулся редкий лес. Газик свернул на грунтовую дорогу и исчез за деревьями. За ним вся колонна пошла на приступ сопки. Какие-нибудь сто пятьдесят метров они преодолели с трудом и стали останавливаться одна к одной на высоте триста шестьдесят пять метров над уровнем моря. Дождь приостановился, и редкие капли угасали в лужах.

Первым выскочил организатор, но не успел открыть полковнику дверцу. Шок это сделал сам.

Было холодно и сыро. Женщины ёжились и неохотно покидали машины. Им приходилось ступать в грязь. Но это бы куда ни шло. Они опасливо смотрели вниз за дорогу, где густым хаотичным частоколом раскинулось пустынное кладбище.

- Сюда, на дорогу, вертолёт, - сказал Шок и стал спускаться.

Двое людей побежали впереди него.

- Смелее! - крикнул он, остановившись у одной из могил, и шепнул организатору: - Индусов отправь домой, негра и всех голубоглазых тоже.

Петляя между могил, вереница людей пробралась к большой поляне.

Здесь над каждым холмиком стоял деревянный кол с металлической табличкой - одна дата и один номер. Некоторые холмики размыло время и они казались кочками - безо всяких примет.

У одной из могил, ещё явно обозначенной, под номером  БТ 53-16-18, полковника встречали люди в длинных плащах с капюшонами. Каждый держал по лопате, и тут же, был натянут тент, под которым стояли стол и стул. Полковник скомандовал: "Приступайте". Люди в плащах подошли к могиле, один из них выдернул кол с табличкой и положил на стол перед полковником.

Вдруг откуда-то сбоку появился человек в заляпанных грязью сапогах.

- Я прокурор города, - взволнованно произнёс он, - и будучи осведомлён о ваших противоправных действиях и авантюрах, а вот теперь ещё узнав, что вы собираетесь так просто вскрывать...

- Объясните ему, - попросил Шок организатора.

- У полковника особые полномочия! - грозно сказал тот.

- Есть закон, есть порядок, есть элементарная нравственность в конце концов! - вознегодовал прокурор. - Как можно приводить сюда посторонних женщин!

- Это понятые, - пояснил полковник.

- Вы издеваетесь! Я не буду, я не могу молчать!

- Убрать, - сказал полковник. - Пусть смотрит издали. Копайте.

Прокурора убрали.

Женщины смотрели с ужасом. Мужчины нервно курили и натянуто улыбались. Дождь принялся моросить, и это была самая гнусная достопримечательность Владивостока.

Все боялись. Но не могилы и не покойников. Все боялись смотреть на лицо Шока. Оно было белым, и глаза казались жестокими и злыми.

Когда стали поднимать гроб, одна из лопат упала в яму и лязгнула о камень, подруга адмирала потеряла сознание.

- Я же попросил - отправить голубоглазых, - громко сказал Лагода.

- Так у неё глаза чёрт знает какие! Она же вся крашеная! – истерично оправдывался организатор.

Гроб подтянули к столу.

- Пригласите прокурора, - попросил полковник.

- Тут у нас бригада экспертов, - сказал кто-то.

- Пусть подойдут.

- Слабонервных просят удалиться, - неудачно пошутил Лебедев.

- Лебедев не Рембо, - бесстрастно произнёс адмирал.

Он был здесь самым равнодушным к загробной тайне. Ему было не важно, чем полковник оперирует и кого. Ему сладко видеть - как он это делает. Он ловил каждый жест, каждое движение. Он пил лицо полковника. И перед тем, как открылась крышка гроба, адмирал сказал: - Свершилось!

 

Ближние разом заглянули внутрь, да так, что закрыли гроб от Шока. Он и не встал и не смотрел. Он ждал.

- Здесь никого нету, - дрожащим голосом вымолвил организатор, - здесь только чемодан.

- Фокусы! - гаркнул лейтенант милиции.

Чемодан положил на стол.

- Открывайте, - показал Шок на прокурора.

- Вы не имеете права! Вы делаете из меня посмешище!

- Нет, это вы хотели из меня сделать посмешище.

- Снимайте, ну что же вы! - толкнул организатор фотографа. Тот закрыл рот и принялся щёлкать.

- Смелее, прокурор!

И прокурор нажал на оба замка одновременно.

Дальнейшее стало всем известно. В чемодане как попало лежали драгоценности и ценности, являющиеся национальной гордостью.

- Не трогать! - ударил прокурор по чьей-то протянутой руке.

- Ну почему же, - разрешил Лагода, - это принадлежит всем. Пусть восхищаются.

- А отпечатки пальцев! - возмутились эксперты.

- Это похищено не руками, - улыбнулся Лагода.

Всё пятидневное безумие свалилось на его плечи, он почувствовал, что дрожит.

А дождь усилился. Но воспрянувшие люди этого не замечали, они говорили наперебой, они подбегали к столу и тянули полковнику ручки и бумагу для автографов. Они поздравляли и обнимали друг друга, они думали, что им стало ясно, почему Шок так хитро кутил все эти дни.

В небе затарахтело, и из завесы дождя вынырнул вертолёт, он покружил над кладбищем и сел на дороге. Лагоду подхватили под руки и понесли к вертолёту.

- На аэродром, - с усилием сказал Шок.

Он ещё успел заметить, как на нижней ветке одинокой берёзы, что росла у вскрытой могилы, покачивается короткая верёвочная петля.

- Сюрреализм какой-то, - пробормотал он, и это было последнее, что слышал из его уст плачущий адмирал.

Полковника заносили в вертолёт, а он уже спал и ничего не видел, ему снилась исчезнувшая Ядида, и он вновь чувствовал её особые прикосновения и снова тонул в её горячем заколдованном теле.

Вертолёт поднялся над лесом и резко накренившись исчез за вершиной горы.

 

Возбуждённый народ садился в машины. Люди в плащах забрасывали в кузов лопаты, грузили стол и стулья. Гроб остался стоять открытым, а уничтоженный прокурор ушёл пешком.

Лебедев задержался у могилы. Он абсолютно ничего не понимал. Он ощущал себя крошечным клопиком возле крошечной ямки.

Ему стали противны все свои потуги и мозговые усилия. Ему стала противна и своя сентиментальность и желание быть добрым, и планы всё это описать, и он ясно понял, что ни о какой новой жизни не может быть и речи, и что о природу Войновича он просто зубы сломает. Он брезгливо плюнул в эту бутафорскую яму и тоже заметил петлю на берёзе.

А невдалеке, там, где начинались хозяйственные оградки, ему почудилось или это на самом деле было - сквозь сетку железных прутьев на него смотрело лицо усмехающегося человека, и в первый миг писателю не показались странными - ни неестественно низкое расположение головы, как будто человек присел на корточки и повалился набок, ни усмешка, какая-то умышленно вызывающая, ни желтоватые волосы, ни вообще - факт его присутствия на дождливом кладбище. Лебедев внезапно понял, что хорошо знает этого человека и именно эту его усмешку.

Он уже хотел было кивнуть и сказать: "здравствуйте", - но мелко-мелко заморгал, а когда вновь открыл глаза - то кроме длинных нитей дождя ничего не увидел.

Сверху его окликнули, и он поспешил к машине. Хотел, было, исповедаться друзьям-милиционерам, дескать, видел кого-то среди могил, мол, мало ли что, раз такое важное дело. Но вовремя спохватился, подумав:

"А ну их к чёрту! Ещё засмеют!"

 

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
Новые публикации
Семеро имели (пораженцы)
Мужчинам слегонца проще в беспорядочных связях. Они дают, а иногда и даруют через секс не только умственное, а иногда и ментальное. Шак
От Вики у Юки
  конец лета
Ловушка беременности
под грибочки
Форма и содержание и Царь Грибов
Размышления при обилии
Жития Грешка и Гармонии. Книга Третья
Мой досуг Беден, Долг Огромен, А детство — Выжжено дотла, Мой разум Мыслями изъеден, И на нуле мои дела… Но я&nb
Новые комментарии
Одесситка написал(а): Как хороши Как свежи!.. ::!!::
Одесситка написал(а): Да пусть трахаются в волю. У них же больше ничего нет. :sm4
Геракл написал(а): Великая статья! o_O ::!!::
Новое фото
Новое фото Ежесекундно меняется. как и твоя жизнь
Новые сообщения
памятки для ДАО
вчера отлично поработали, поправки и ремонт на крыше и наращивание трубы. Смеялся
Пикассо - последний
«Каждый раз, когда меняю женщину, я должен сжечь ту, что была последней. Так я избав
Феминистки
Как занимаются сексом феминисткиМногие уверены, что феминистки – это страшные аг
Голосовые послания
ИГо - Литература - инструмент познания и всё прочее тоже