Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Радостный Суд

Что увидел Танака 1

 

Царица Луны говорила мне, как мать:


- Мальчик мой, ты ищешь следы своих предков, которые дали тебе жизнь. Ты правильный мальчик. Ты уважаешь свой род, и ты смело прошёл испытания. Ты заслужил знания. Подойди ближе. Не бойся, я мамка Луны, как называли меня смелые мальчики былых времён. Протяни мне свой жезл.

Вокруг меня всё поплыло, но я не протянул ей свой жезл, хотя почувствовал, что начинаю таять.

- Ты упрямый и вредный мальчишка! – услышал я голос своей матери, и в её гневе таился знакомый мне с детства лукавый смех. – Ты держишь в руках зародыш своей души и готов им поразить свою любящую мамку. Неужели ты не любишь меня?

Я готов был заплакать и закричать: "Нет! Нет!"
Но тут я вспомнил, как мой меч сверкал в моих руках, и матовый блеск стали вспыхнул в моей тающей воле. Этот блеск стал таким реальным, что я произвёл отработанное движение и перерубил шею противника.

О, благородный Сокил! То была моя юная мать. Я убил свою мать и обезобразил её юность. Она была в крови, голова отдельно, и глаза смотрели с изумлением.

Все мои внутренности заледенели. Я остолбенел. Я весь превратился в кошмар.

- Ты всё ещё хочешь увидеть своих предков? – услышал я старческий голос прямо в своих мозгах. – Тебе теперь будет проще убить свою бабку, и тогда ты научишься поднимать руку на отца и деда. Глупый мальчишка! Как теперь ты объяснишь всем, что из-за стремления к своим предкам ты случайно убил мать? Ты убил её не случайно, гадкий щенок, ты убил её, потому что ты готов убить даже мамку Луны! Всё есть мамка, а ты печёшься о своей. У тебя теперь нет мамки!..

Вот что, мудрый Сокил, пришлось пережить бедному Танаки. Даже сейчас я задыхаюсь от слёз. Понимаешь, она сделала из меня мальчика в одну секунду. Эти её материнские и женские интонации были источником власти. Это я так умно выражаю теперь, но тогда…

Жезл выпал из моей руки, и передо мной возник гигантский зев. Напиши, что это была вульва. Пусть посмеются над Танакой. Но так оно и было. Подул сильный ветер и потащил меня через тело матери в этот зев, в котором меня бросало из стороны в сторону, где я задыхался и был весь в слизи.

Уж не знаю, могучий Сокил, приходилось ли тебе испытать это, но с тех пор самурая Итирюсая больше нет. Ему больше некому служить. Меня так мотало из стороны в сторону и так било о стены зева, что я превратился в былинку, и даже не в насекомое. У меня пропала воля. Но у меня работал ум. Это было новое ощущение – воли нет, а ум есть. Наверное, я стал былинкой ума.

Странно, но в один миг я перестал испытывать боль и ужас. Это теперь я понимаю, что проходил процесс очищения, но тогда я вдруг ощутил, что моё тело освобождено. От чего освобождено? От воли.

Я стал первородным свободным элементом, я стал естеством, принимающим происходящее как собственное измерение. Подбери, Сокил, достойные выражения. Мой язык скуден для определения новых для меня переживаний. Во мне исчезло это волевое напряжение ожидания катастроф и опасности – вот что я хотел бы сказать.

И тут я полетел в пропасть. У меня было голое тело, его кожа стала белой, как молоко. Как метеорит, я падал на гладкую выпуклую поверхность, которую прошил насквозь и в которой мой полёт оказался внезапно горизонтальным.

Я хочу сделать отступление. Я долго думал над эпизодом с матерью. Тут виной моя настойчивость.

Я рвался к встрече с предками, и для меня сделали исключение, хотя я был не готов психологически. И моя незрелость стала мне испытанием. Красота этого процесса для меня теперь очевидна. Теперь мой ум может оценить такую красоту.

Здесь в чём изюминка? – интонации при воспитании есть наросты, словно путы. Отсюда мышление становится шаблонным, зависимым от воспитательного периода. Интонация – это то, чем можно управлять, даже образ может выступать как интонация из детства. Поэтому мне пришлось убить мать, иначе бы я не прошёл. Внутреннее убийство реально и действительно, это не фокус. Но если во внешнем убийстве ты становишься негодяем, то при внутреннем убийстве всё зависит от того – сможешь ли ты идти дальше.

Освобождаясь от материнского влияния, ты отпускаешь и мать. Но можешь и не отпустить. Тут всё индивидуально. Я теперь кое-что знаю, превосходящий Сокил. Не зря меня назвали там шаманёнком…

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

Галеева зовут - ...(прописью):

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
09.12.2017
Изольда  написал(а):
Интересные и красивые описания от Танаки! Есть над чем подумать
09.12.2017
Игнат  написал(а):
А где это он убил эту мать-Луну?
Но свалится в гигантскую вульву я бы даже не мечтал
09.12.2017
No  написал(а):
мать Луну, Игнат, он убил на Луне Читайте подробнее, не ленитесь, будьте смелыми и сильными хотя бы в прочтении.
Кстати, тут кто-то очень эмоционально от имени Сокила написали. Не стоит так эмоциональничать, а то случайно от этих эмоций эмоционально та запись была удалена.
Там был и какие-то бесконечные оскорбления в адрес Танаки и всего нашего великолепного сайта
09.12.2017
Игнат  написал(а):
а. понято. это целая эпопея. не осилю. скоро новый год.
Новые публикации
Радостный Суд: Сокил 5 (11)
Познание причин грозит шаманящему остолбенением и сумасшествием. 
Слово о Вечности: Удовлетворение женщины - 8
Кто сказал, что одиночество – это страдание?
Радостный Суд: Сокил 5 (10)
 Мир должен быть преступным – чтобы он был лабиринтом
Принципы творческого своеволия: Ученик и Сочинитель - Авторы (в)
в Океане сверхсознания может "дышать'' только мыслеобразная сущность
Слово о Вечности: Удовлетворение женщины - 7
Знаешь, кому многое не прощается? 
Новые комментарии
Митра написал(а): Про пятого Игрока клёво! ::!!::
ИГо написал(а): "Некоторая смесь"... Не, мы такими смесями не занимаемся. Эта в вас всплыли эти "смеси"... :sm7 Мы сейчас занимаемся цементно-клеевыми смесями -
Марворид написал(а): Некоторая смесь оккультизма a-la каббалистика, кантианства, индуизма и учения о ноосфере по Вернадскому. На любом срезе бытия, которое, в принципе, мн
Новое фото
Новое фото Жёлтенький куст
Новые сообщения
Модели в теле
Естественно не дождётся,раз не дождалась.
Фразы-настроения
Кранты Этюду
Сказки с ужасом
Томас Манн. «Волшебная гора» (1912–1924)Авантитул и титульный лист первого издания ро