Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Радостный Суд

Сокил 5 (11)

 


Это был бледный, но улыбающийся Жак. Я уступил ему кресло, и подал кружку с чаем.
- Может, ты ещё хочешь жратеньки?
- Да нет, я хотел бы ванну или в парную. У тебя ни того, ни другого. У тебя только жратеньки да коллекция гениальных отходов.
- Твой Дом тоже, как мне помнится, был замешан на отходах.
- Впрочем, - поддакнул смеющийся Жак, - как и вся земная жизнь. Мы пришли к этой сути, но суть ещё нужно осознать.
- Ты сказал "суд". Я не понимаю – как чей-то суд может искупить преступление. Ты, наверное, говоришь о суде совести? Но у каждого своя совесть и своя правда.
- Всё искупает Суд творчества. И нет у каждого совести и правды. Есть бессовестность и ложь, если ты не в творческом состоянии. Тот, кто входит в творческое состояние, тот и судит. Все остальные судьи – это те же преступники, исполняющие чужой закон.
- Выходит, что Родион не может искупить преступление ни верой, ни добрыми делами, ни раскаяньем?
- Мне смешно, что именно ты это спрашиваешь. Егор, наш Сокил стал первоклашкой. Ну, как кто-то может достичь осознания, если не через творческий опыт? Как?
- Ну, просто жить, размышлять, изучать, анализировать…
- Без творчества нет алхимии. Ты можешь нейтрализовать себя в границах окружности. Но выйти за окружность способен только творческий ум. Тогда ты искупаешь всё – даже убийство, которое становится уже и не убийством, а благим деянием. У Достоевского все идеи мощные и очистительные. Но вот герои его мелкие и ничтожные. Потому что они ни поэты, ни художники, ни музыканты. Поэтому они у него все преступники и негодяи. Все эти лебядкины, смердяковы, и его несчастные истерички. И здесь есть простое объяснение.
- Слушай внимательно, Сокрушитель, - очень серьёзно сказал Гивми, - это не просто разбор произведений, это разбор полётов Фёдора.
- У вас всё простое, - буркнул я, - только простота эта в квадрате, а то и в кубе.
- Все люди знают, что при любом благом деле они будут оставаться преступниками, ибо они приняли над собой управляющую силу, держащую их в неведении. Погрузившую их в неведение. И каких бы высот, какого бы они мастерства не достигали, они не могут сравняться с этой силой. Они поражены ею, ослеплены и оскоплены. Из Иисуса, из Мухаммеда, из Будды сделали образчики этой силы. Но если состояния Будды ещё не запрещается достигать, то…
- Из некоторых шаманов люди сделали себе богов, - вставил я.
- Ну да. Только даже знатоки шаманизма не понимают, что шаманы сами в движении и в поисках, в развитии. Шаман вступил в творческую стихию и имеет силу стихий. Но он ещё должен освоить эту силу. Он ещё сам должен обрести Точку Зрения. И пока шаман движется в поисках, из него вылезают все его ложные установки и воззрения. За шаманом остаётся сложное коралловое образование – это как бы его рисунок движения, его танца, его процесса познания.
- Красиво излагаешь! – восхитился я. – Помнится, раньше ты был глупее.
- Ты что – устал слушать? – Жак выглядел молодцом, его не затронул мой выпад. – Все пекутся об уме. И правильно делают. Но теперь это не моя проблема.
- Извини, продолжай. Меня теперь интересует только устройство вашего идеоформального мира. Но я очень тщеславен и у меня непомерная гордыня. И я очень злой. Ибо я, божество, должен учится как первоклашка, а все эти чиновники и правители не хотят снизойти до первоклашек, до учёбы и внимания вам – современным шаманам.
- Ты не теряешь своего сарказма. Я скучал по твоей гордыне, - Гивми был доволен. – Но вот что тебе надо будет освоить за оставшуюся жизнь – умение распознавать художественное и определять влияния образов и мыслей на формы и способы жизни. Если ты это освоишь, мы тебя поставим над всеми нами и посадим тебя в кресло главного Дауна вселенной.
Я был счастлив. Дело в том, что, что бы ни говорил Гивми, было гениальным и воспроизводило во мне встречную гениальную волну. Раньше я приписывал это своей любви к нему, к тому источнику, что поставлял мне щекотух. Но нет. Здесь не от слепой любви.
Гивми был носителем особого гениального состояния, которое имело свойство активизировать в людях весь их гнилой или богатый мир. Он это делал, когда выражал свои чувства, когда просто говорил. Это было обыденным чудом, которого никто не замечал, но все начинали полнокровно и целостно жить хотя бы короткий момент или отрезок времени. Он заражал своим состоянием, передавая часть своей энергии. Он просто подключал к истинной жизни. Мне кажется, что он родился с этим, как другие рождаются с различными отклонениями от норм. А он родился просто истинным.
- Вот тебе задачи. Итак, мы имеем два основных слова – шаман и художественность. Оба этих понятия нужно классифицировать, постичь их суть и все отклонения от сути. Но первое – шаман не мыслим без художественности, как и она без него. Это влюблённый и возлюбленная, как любят выражаться на Востоке. От их страсти, от их слияний и отношений рождены все формы жизни на Земле и продолжают рождаться и формироваться. Шаманов прокляли священники, их считают атавизмом, дикарством. Между тем, как все пророки были продвинутыми шаманами. За ними стояли ещё более продвинутые шаманы разных свойств и качеств. Через шаманов определялись судьбы народов, ибо любой шаман – это любимец Больших шаманов, их плазменных образований и Ликов. По сути, это их ученик, их ребёнок, рождённый художественной силой. Художественность сделалась мутным понятием. Но в любом произведении ты должен научится выделять процент художественности. Например, может быть художественная идея или художественный сюжет, но в целом произведение не достигает статуса художественности. Может быть художественный набор слов, но идея или сюжет останутся пресными. Случается, что даже судьба человека может быть художественной, или поведение человека, его способ жизни. О чём это говорит? О том, что художественность доступна всем и дана всем и всюду – для развития художественного принципа, для достижения творческого осознания. Все рождаются с задатками шаманов. Но практически все убивают в себе задатки. Но и те, кто выбирают творческие формы, начинают блуждать и даже блудить. Блуд и есть нереализованный шаманизм, невостребованная художественность. Появляются истерички, плодятся преступники. Шаман должен это видеть – эти следствия, но и знать причины этому. Познание причин грозит шаманящему остолбенением и сумасшествием. Дело в том, что все его предыдущие ценности рассыпаются, как лопнувшие стёкла. Познав шаманские причины, шаман поглощается художественным чувством. Он попадает в океан художественности. И он должен его переплыть, рассказав об этом. И истинная история человечества – есть история блуждания шаманящих с художественными формами и идеями. Эта история выплывает на поверхность в виде фрагментарных историй об Иисусе, Сократе, Платоне, Будде, Заратустре, в виде мифов и легенд. Самые далёкие от шаманства - это политики и вожди, и профессионалы и профессионалки, специалисты всех видов. Ты устал?

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

Песня «Как прекрасен этот...»:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
Новые публикации
Принципы творческого своеволия: Воин мыслеобразной Художественности
Скажи спасибо, что до сих пор не закопали живьём в землю, не посадили на кол и не выжгли глаза
дао - от ИГо: Всё равно буду писать. Они меня не остановят.
Снилось разное, целовал во сне руки Леночке Щ
«Пастернака прочёл, мнение имею»
Музей Нерона-Ельцина Иван Грозный - вероятно вступал в связи с...
«Властители дум»
Славные киздёнки и куята
дао - от ИГо: Да, бог один для всех - стремление к бессмертию.
В жизни, как на сцене, под талантливого игрока подстраиваются, и появляется кажущийся блеск остальных играющих
Новые комментарии
ИГо написал(а): "Мама, ты против меня ничего не замышляешь?" - Так спросил Игуся маму в 3 года. наслушавшись сказок про хитрую лису и обманутых ею колобков и зайцев
Буза написал(а): а чувиха себе нравится :o
Наталья Владимировна написал(а): снежная королевна :sm7
Новое фото
Новое фото Крещенская
Новые сообщения
Нераскрытые тайны и случаи
Каспар Хаузер 26 мая 1828 года на улице Нюрнберга появился мальчик. Он нес письмо на и
Красивые лица
Светлана Орловафото из публичного доступа интернетУ Светланы Орловой безупречны