Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Радостный Суд

Архитектор 4 (3)

 

 

Я думал, что всё это кончится разговорами. Но ошибся. Антонина согласилась.

Танака пришёл и принялся за дело.

Антонина первые три дня не выказывал последствий, потом стала садиться на подушечки и ходить с искривлённой физиономией. Через десять дней она уже с трудом передвигалась, глаза её приобрели болезненный, так знакомый мне, блеск.

Танака приходил в одно и тоже время, и в роковой час она вся напрягалась и бледнела, когда он входил и говорил своё неизменное: "Банзай, леди Антонина".  Ремень у него был длинный, широкий и кожаный.

На пятнадцатый день она уже не садилась. А когда я подал ей кружку с чаем, заплакала:

- Неужели он хочет меня забить? Ну, вытерплю я всё это, если не умру, то что, что изменится во мне? А если он не считает это искуплением, то он просто садист.  

- Ну вот, - обрадовался я, - ты наконец-то поняла, что тебе не стоит ввязываться в его жизнь. Я бы на твоём месте уехал отсюда. Начнёшь новую жизнь.

- Нет, пусть я лучше умру.

На двадцатый день у неё началась горячка. Егор на мои гневные речи отреагировал просто:

- Её никто не заставляет, я ей не пастух, она свободна.

- Даже Христос велел прощать! – заорал я.

- Всё по ситуации,  - отвечал он. - Я никого не наказываю и не прощаю. У меня нет таких полномочий. Я могу только предложить вернуться к собственному центру, к потерянному началу…

- Тебе её не жалко?

- Жалко. Разве ты считаешь меня обделённым чувственностью и палитрой переживаний? Мне всех жалко. И тебя жалко с твоим чувством праведной жалости.

- Тогда зачем это?

- Я не знаю, зачем это именно ей нужно. Я вообще не знаю, зачем она занялась тем, чем занималась. А теперь, быть может, ей хочется что-то понять о себе. Это её выбор.

- Господи! – заорал я, - никогда не думал, что ты такой!

- Какой?

- Злобный.

- Да причем здесь я? Спроси Сокила, какого чёрта он заставлял её так поступать. Я, что ли, привёл её к этой ситуации? И себя спроси.

- Кого, кого?

- Себя. Ты что, думаешь, ты ни причём?

В таком повороте что-то было, что-то неуловимое. Хотелось бы мне понять – что?

- Садист ты, а не я, - добавил он.

И тут я понял - о чём он. Мне даже плохо сделалось. Меня вырвало. Мне сделалось стыдно так, как никогда ещё не было стыдно.

Но что делать?  Как выйти из этого тупика?  Из тупика, который длится ни один год, в котором мы сидим, как в ловушке. Итирюсай непреклонен. Он скорее отсечёт мне конечности, если я встану у него на пути. Антонина в горячке… Я нашёлся!  Но чего это и мне стоило!

Перед экзекуцией я подсыпал ей снотворного и накрыл покрывалом так, чтобы видны были только ягодицы. Самурай невозмутимо отхлестал, произнеся предварительно своё приветствие. Она ему уже давно не отвечала. На следующий день я снова подсыпал снотворное, а сам разрисовал себе задницу под цвет её кровоподтеков. Я лёг на её место, накрылся покрывалом и выставил свои ягодицы для самурая.

Я боялся, что он заметит подлог – всё-таки мои ягодицы это не её формы. Но он отхлестал меня и удалился. Я простонал втихую. Так продолжалось неделю.  

Антонине я объяснил, что даю ей снотворного, чтобы она легче переносила экзекуцию. Она согласилась:

- Мне действительно стало не больно, может быть, я перешла болевой порог, и я даже испытываю лёгкость…

Так продолжалось до конца 52 дня. Правда, я стал с трудом передвигаться, и Антонина волновалась – не заболел ли я?

- В сонном состоянии совсем иначе. Будь это в сознании, я бы давно умерла. Какой странный эффект, - удивлялась она.

Мне приходилось несколько раз щипать ей задницу сонной, чтобы после пробуждения у неё возникли болевые ощущения. Дикость невероятная!

Тут я хочу заметить, что Танака оказался ответственным воином. Он стегал так, как положено – каждый раз удар был выверен и подобен предыдущему. Как метроном. К тридцатому удару казалось, что били не по заднице, а прямо по сердцу.  Чтобы не подавать звуков, я закусывал зубами край одеяла и представлял, как я проектировал собор Парижской Богоматери.  Задница увеличивалась до размеров Капитолийского холма, на который обрушивались мегатонные бомбы. Она стала сначала розовой, моя задница, потом красной, бордовой, потом синей, потом фиолетовой, потом чёрной.

Не знаю, заметил ли Итирюсай подмену, но он каждый раз продолжал приветствовать: "Банзай, леди Антонина!",  а при уходе  желал: "Доброй ночи, леди Антонина!".  Она же лежала за ширмой и дрыхла, паря свою спасённую задницу под одеялом. Мы оказались с ней объединены одной болью.

Но Антонина не дура. Когда я не смог вставать, она ухаживала за мной, как родная сестра. Правда, соглашалась, что у меня простуда.

А за всё время моего отсутствия Гивми ни разу не зашёл и даже не позвонил. Но у меня нет претензий, у него истинные заботы – вечные хлопоты о вселенной.

           

           

 

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
Новые публикации
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 51.
Я делал его собой, чтобы попытаться объяснить, что такое запах ребёнка...
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 50.
и я рассказывал Ему, что когда думал о Жизни, то всегда видел Дорогу...
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 49.
Женщины и мужчины внимательно наблюдали за нами. Их возбуждали наши муки...
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 48.
Когда все будут жить весело и счастливо, тогда-то и вспыхнет на планете жар...
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 47.
- Выход? Ты забыл про выхо? -  Выход?  Выход в маленьком Любомирчике, который ужен  не делает а-а в штанишки...
Новые комментарии
ИГо написал(а): Теперь файл работает
Инна написал(а): Галеев, уже не мало женщин обкончалось, слушая тебя. Я тоже немного. :sm6 :sm5
Изюминка написал(а): Очень нравится. Не скучно ::!!::
Новое фото
Новое фото Грибочек
Новые сообщения
памятки для ДАО
Маруся утверждает, что это писала не она. Но я уже даже ей не верю... Заразился от То
Чай вдвоём
MACHETE Ярослав Малый "Правила жизни"https://www.youtube.com/watch?v=ypfgtxF ... e=emb_logo
Re: Слушаю сегодня
MACHETE - Иногда жизнь меняет одна фраза!