Идеи и Формы. Ставка

Vladimir Бабичев

Откуда есть не пошел психоанализ

Откуда есть не пошел психоанализ 6

 

Вместо послесловия.

Несколько слов о психоаналитиках.

В разливанном море фрейдизма творчество Бориса Парамонова и

Назипа Хамитова, философов, писателей озадачивает меня более всего. Оба

исповедуют веру, несовместную с психоанализом.

Фрейдизм Парамонова, по мне, убедительный довод: психоанализ

можно принимать за хвост, пришитый кобыле как прибамбас гуманитарной

упряжи.

Пристрастие мыслителя к «учению папы» кого-то коробит. Зато

убеждает, психоанализ лучший в мире повод на ровном месте затронуть тему

сексуальных «наваждений».

Губит людей, по метаантропологии Хамитова, практикующего

психоаналитика, кулибина андрогин-анализа неофрейдистского толка,

одиночество, а счастлив, даже нелюдим не одинок, если он/она носит в душе

некий баланс мужской духовности и женской душевности.

В духовности и душевности Хамитов видит регулируемую материю,

что-то вроде жидкостей, туда, сюда переливаемых, пока субъект не обретет

прилив свободы. Вот почему, считает философ, андрос среди гин ищет ту,

что в его жизнь войдет с душою, в маскулинность избранника вольет свою

феминность. И наш мудрец оглашает: «девизом женщины должно стать:

когда идешь к мужчине, возьми с собою душу».

В антропологии под рубрикой «идет дождь и два философа, один

лысый, другой в Ассоциацию философского искусства» мыслитель намыслил

несколько книг афоризмов, постижение смыла каких позволяет мужчинам и

женщинам, как уверяет психоаналитик, запросто избавляться от одиночества.

Приведу пару апофегм, особо отмеченных философом.

«Мужчина отличается от женщины своей способностью проникать в

бездны, женщина отличается от мужчины тем, что носит эту бездну в себе».

«Мудрость мужчины делает его свободным, мудрость женщины делает ее

любимой».

Мудрость и свобода у нашего доктора философии связаны через…

наоборот. По бытию и Бытию Моисея, хитромудрие человеками обретается в

просторе творческой свободы. В царство свободы можно въехать на

хворостине игры, зато выйти с прозрением, вскрыть бездну, возможно, с

запахом женщины.

Хамитов вправе проникать в недра онтологии по доступным ему

каналам. Но мой друг изюминку своей философии переносит в практику

врачевания, в сеансы работы с клиентами в качестве психоаналитика.

Стоило мне задуматься о лечении одиночества Оскара Уайльда

вливанием женской душевности в духовность классика литературы, как в

ночь мне приснился Чайковский. Наверно, для безмолвного разговора на

русском: польщен визитом, Петр Ильич, чем обязан, спрашиваю, мое бегство

от жены психоаналитик находит решением разумным, на возражение, а вдруг

душевность моей супруги смогла бы вырвать меня из плена

гомосексуализма, не стоит рисковать, заключил философ, стань вы, Петр

Ильич, нормальным мужиком, не факт, остались бы вы гениальным

композитором, среди геев, уверил, талант встречается чаще, чем в такой же

массе мужчин без девиаций.

Стоило мне послать упрек Софье Андреевне, подумать, умудрилась же

графиня девятнадцать раз носить под сердцем плод Льва Николаевича, и ни

разу не возлечь на брачный одр с душой? Почему не уберегла гения,

позволила околеть на полустанке? Вскоре во сне мне явился гениальный

мудрец в графстве писателей.

Прохожу мимо института философии, глядь, из парадных дверей

выходит Толстой. Батюшки свет, какими судьбами!? И подумал, почему

гениальный автор «Анны Карениной» и «Крейцеровой сонаты», сочинений

об одиночестве мужском и женском, не избежал одиночества. В супруге не

нашел живую душу? И потому, подумал, в поисках женской душевности

кухарок лапил? Перед тобою не Толстой, я Позднышев, еще не ставший

убийцей. Решил спросить у философа, как мне не подчиниться замыслу

Толстого, не покушаться на жизнь жены? Не ревнуйте, дал совет. Но это

рассказ не о ревности, вякнул я. Вот именно, сказал Толстой, перелившись в

облик Позднышева. Как думаете, с каким значением Лев Николаевич дал вам

такую фамилию. Ощутил треск в голове: вали в искусство пыль в глаза

пускать в психоанализе, афоризмами менять группу крови гомосеков.

Оказался у кабинета Хамитова, на двери висел крест, под ним в рамке текст:

исцеляю афоризмами, душевность дефлолирую духовностью, избавляю от

одиночества мужского и женского.

Нужда в терапии квазипсихоанализом есть. Потребность во врачевании

уговорами, нашептываниями, заговорами зубов афоризмами… есть.

Душевные носители духовности выясняется, к услугам готовы.

Провел мини исследование. Семнадцати врачевателям, заявившим себя

психоаналитиками в социальных сетях, разослал просьбу. Вообразите,

написал, борюсь с намерением убить жену из ревности. Нахожу себя

похожим на Позднышева из «Крейцеровой сонаты». Если вы готовы помочь

мне, позвольте для знакомства задать тест-вопрос. Почему повесть

заканчивается смертью героини? Объясните смысл шедевра в

психоаналитической трактовке. Ищу предметно мыслящего специалиста.

Не все «психоаналитики» удостоили ответом. По десятку отписок

составил портрет врачевателя людской души. Никто даже не заикнулся, что

речь в повести идет о бытии. Некоторые, подозреваю, не вполне ясно

представляют предмет своих бдений, почву, на какой шарлатанствуют, мы,

признаются, не занимаемся литературоведением, нас не может интересовать

частная жизнь Толстого, исследовать нечего, у Льва Николаевича отношения

с женой были сложные. Особую статью составили письма с выводами на

уровне школьного сочинения: как плохо быть плохим. Спец а-ля Лакан

ответил уклончиво, послал куда подальше. Всем адресатам уточнил

поставленную задачу. Психоаналитики красноречиво умолкли. Поклоны и

вопросы к профи специалистам глубинного психологии в институциях

Москвы были напрасны.

***

Словно по заказу финальной части моих размышлизмов сон навеялся

потешный. Откуда, подумал накануне, растут ноги архетипов в

аналитическом психоанализе?

Насыщаюсь на дереве фигами, глядь, пара человекообразных

компанию составила. Здрасте, сказали. Нас можно было бы не принимать за

приматов. Но хвосты торчали, как у лемуров. Смотрю, усатый атавизм

обломил. Последовал примеру, пора, подумал, человеком стать. Долговязый

не шелохнулся. Моя пятая конечность, сказал, деталь архетипического

образования: человеков в полетах сна никогда не постигает участь Икара –

некогда благодаря хвосту мы ориентировали себя в падении как кошки,

ловчее чтобы схватится за ветку. В полетах в наших снах мы наследуем

память особей, до земли не долетевших. Хвосты, сказал, приметой архетипа

беречь надо. И вильнул хвостом.

Моисей, Софокл упрежденно возразили Шломо Сигизмунду Юнгу:

бытие неизбывно остается «в начале» зачина мира, из этой сингулярности на

твердь земли человеки неизменно залетают семенем самозачатия. Хоть уже

существуют, вместе с миром пребывают воплощенным замыслом

самосотворения. Мы есть, могут сказать человеки, – есть в сей миг идея,

возникшая как небесная «тень» нашего жизнетворения («ти», «ребра») на

тверди земли. По второй главе Бытия, в архетипе «крепкого сна», не

покидающего нас и наяву, «ребром» и его «тенью» мы влетаем в идею-семя,

проросшего и прорастающего на тверди земли.

Словом, идея аутозачатия в комплексах Эдипа и Электры в бытии

человеков не вырабатываеться, ибо изначально входит в способ возникшего

мира и его объектов являть себя: попыткой состояться «в начале» своем

свободно, по стимулу внутри себя, быть, и пребывать в архетипии бытия.

Повторюсь: мир неизбывно зарождается здесь и сейчас. В этой тезе он

обретался и до вхождения «живой души» в сан самосознания. Как только

Адам стал мыслью бытия, разумномыслию человеков открылся архетип его

существования.

По Фрейду и Юнгу, архетипы утаивают некий закодированный текст.

А коль они гнездятся в подсознании, людишками, считается, могут

повелевать. У отцов психоанализа комплексы Эдипа и Электры – родовое

клеймо на житии гостей этого мира, можно сказать, проклятье. У Моисея и

Софокла – знак онтологии, скрытное предложение герою мифа (и читателю,

депрессанту, невропату) войти в динамический ток «становлений» мира. У

гениальных пророков этот «архетип» выражает соль мифического события,

исчерпывает контент небесной вести: человече, наступившее «сейчас»

исчерпывает смысл твоего жития, в этом ключе существует мир.

Кстати заметить, в одном лишь вечен мир – он переменчив: ставшее в

нем тут же похеривается на веки вечные. Вечный бог и вечность состоят в

мистическом супружестве: он фиксирует знак становления, на явленном она

ставит помету забвения. Парочка копирует связь «добра и зла», «жизни и

смерти» в реальном существовании объектов мира: да будет ставшее,

произносит «Бог Всемогущий», коварная жена абортирует плод, чтобы мир

явил истинное. Вечность и бога можно занести в разряд категорий,

описывающих смысл ситуаций, о каких говорят: и это пройдет. Жизнь

вечная – оглушительный блеф.

«Учение» Шломо Сигизмунда Юнга вполне не соответствует еще

одной позиции в эпической картине мира кистью мифологии.

Фрейд уложил свою «методу» в рамки удручающе кондовой

рациональности: «табу» загоняет «наваждение» анализанта в кладовку

подсознания, в темноте чуланчика носителю архетипического комплекса

«папа» подсказывает, как включить свет сознания, тумблер клацает,

гомункул просветляется.

Бытие есть поле творческого жизнетворения. «Душа живая» здесь не

исключение. Но и в юнгианстве «промахи» в сознании человеков,

подлежащие вразумлению в психоаналитических

рассматриваются как продукт реального творчества субъекта. В

психоанализе якобы аналитическом Юнг предлагает

пофантазировать о творческом портрете и творчестве комплексанта. Но как

показывает психоанализ бытия в методологии Моисея и Софокла сознание

невропата «отроет глаза» свои в соотнесения субъекта и объекта в себе, в

живом контакте сознания личностного и метропольного. Юнг в отличие от

Фрейда в психоаналитическом контакте предлагает хоть как-то совместить

творчество и творческий процесс в живущей «души». Но остается признать,

задачу ставит химерическую, не разрешимую. В конечном счете Юнг вслед

«папе» предлагает клиенту душещипательную беседу. В прорамках-

завлекалках юнгианцы беспардонно объявляют: есть нужда утешиться, есть

деньги, время и высшее образование, заходи, обещаем задушевную,

дружескую беседу, непринужденно выговоришься, увидешь, полегчает.

Беседы с умнеющим «папой» врачевали пациентов, каких инцестный сон не

посетил.

Внедрившись в тексты мифологи, и умеющему читать мужлану, можно

на пальцах показать: архетипы не вырабатываются, не «насаждаются». Они

вспыхивают как знаки становления персонально сознания человеков в

мышлении бытия антропоморфной пометой. Для умеющего читать

«открытыми глазами», и повести диалог с мышлением бытия.

Мир и человеки пребывают в параллели мистическому

предсуществованию. С замыслом, не лежащем вне мира, поскольку мысль,

категория предметно действенная, не может возникнуть без материальной

объективации. И в бытии, по Моисееву Бытию, мысль становится

«названием» состоявшегося, явленного объекта существования. Лишь в

мгновение пришедшего настоящего. «Имя» «живой души» в ее «родословии»

мыслится процессом становлений, каждый шаг эволюции в котором может

считаться явленным «в начале» ее исторической судьбы. С тотально

спасительном посылом: человече, тебе пристало твоим разумением найти

смысл своего существования.

Текущий мир остается в попытке «стать» «названием». Обрести «имя»

субъекта бытия. В этом умозрении не может существовать без

«наблюдателя». От «в начале» удерживает себя в мистике возникновения.

Становится свободно, значит, творчески. Так вот почему, могут заметить

человеки, в нашем жизнетворчестве, чистом творчестве присутствуют

живительная магия мистики!

Пожалуй, мы смеем думать, что не являются тыркой в виде

футбольного мяча на интеллектуальном поле неба небес.

13, 05, 2018

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

Бард «Владимир Семенович...»:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
Новые публикации
Забуревшие
Мама и Папа у буров тоже есть
Слово о Вечности: Удовлетворение женщины - 9
Я был курсантом, и в самоволке пытался познакомиться с девушкой. 
Принципы творческого своеволия: Ученик и Сочинитель - Авторы (г)
Вселенная отражает художественные состояния мыслеобразного мира. 
Радостный Суд: Сокил 5 (11)
Познание причин грозит шаманящему остолбенением и сумасшествием. 
Слово о Вечности: Удовлетворение женщины - 8
Кто сказал, что одиночество – это страдание?
Новые комментарии
Митра написал(а): Про пятого Игрока клёво! ::!!::
ИГо написал(а): "Некоторая смесь"... Не, мы такими смесями не занимаемся. Эта в вас всплыли эти "смеси"... :sm7 Мы сейчас занимаемся цементно-клеевыми смесями -
Марворид написал(а): Некоторая смесь оккультизма a-la каббалистика, кантианства, индуизма и учения о ноосфере по Вернадскому. На любом срезе бытия, которое, в принципе, мн
Новое фото
Новое фото Эмбриошо
Новые сообщения
Юрий Антонов - здоровая норма
Самая любимая моя песня Юрий Антонов – Море, море https://muzoncity.art/song/2413-yuriy-antonov-more-more, с
Мужское и женское влечение
Нельзя отрицать существование и некоего женского влечения. Оно, конечно, тоже име
Русские заветные сказки (18+)
Ну что, слазил на жену, узнал глубину?