Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Идеальная мания

Одиннадцатая посиделка

 

-  Я не встречался с ней по  интимным вопросам, - Маруся задержалась у меня дольше обычного. – Посмейся, я еще  в кандейке задал  ей вопрос, будто она была мудрой женщиной:  не забеременеет ли она? На что она  пьяненько бормотала, что у нее не будет детей… Я не верил, и на уроках по химии, когда она  разносила подносы с реактивами,  и   касалась меня жарким бедром, поглядывал - не раздался ли ее животик.  У меня почему-то возник дикий страх перед беременностью. Но и чувство   греховности не отпускало. Природу  этого чувства я до сих пор  смутно  вижу. 

 

- Скорее, это страх перед матерью, - быстро  сказала Маруся, - ты же говорил, что она была  авторитарной личностью…

- Да, типа того, может, ты права.  Вот скажи, нужно ли было продолжать с ней отношения?  Они с подружкой где то через дня два, когда  у нее были  еще опухшие от моих поцелуев губы,  весело и пьяненько подскочили ко мне  на танцах в поселковом клубе, предлагая и выпить и где-то продолжить веселье, а я отказался. 

 - А ты хотел секса?

- За кого ты меня принимаешь!  Чтобы я, гипер-активный подросток, хотел секса! Я даже слово такое не произносил! 

- Не знаю, ты же вроде не трус…

- Нет, я трус!  Не такой, конечно, как наш президент, но я дико боялся с ней встречи, будто связь с ней грозила  мне   наказанием.

- Ну-да, наказанием, это явно  от влияния твоей матери. Хотя…- Маруся лукаво улыбнулась, - ты  бы мог с  ней научиться сдержанности.  Эта школа порадовала бы будущих твоих подруг. 

- Нет уж, это ты своего мальчика  научишь сдержанности.

- Что ты имеешь в виду?

 - Сведешь его  с какой-нибудь для школы половой. 

 

 Она не обижалась  на такие шутки.  Просто задумалась, а потом  заключила:

-  Значит, ты стал Никем. Мне нравится это определение.  Ведь и я до сих пор Никто. 

- Брось, ты мать, этого  более чем достаточно.

-  Какой же ты всё-таки хам!  Забыл, что я тебе рассказывала о своем детстве? 

 Действительно - забыл. Да и мало она рассказывала.  Не красочно.  Да и ничего там, в ее детстве, не было существенного.  

 

 Я вспомнил, как Она реагировала  на мои истории - начинала    вспоминать одно и тоже - Серебринка да Серебринка - только и слышалось название местечка, где она провела  несколько последних школьных лет.  Мои рассказы возбуждали ее ответить рассказом.  Видимо, в своих историях я представал    влиятельной фигурой, и ей нужно было тоже отметиться влиятельностью.  На самом деле Она бы удовлетворилось присутствием раба, воспевающего Ее и угождающего Ей.  И мои рассказы только вызывали нарастающее раздражение.   Кстати, я не прочь был бы и побыть Ее рабом, если бы Она была действительно состоятельной царицей.  Но мы становились нищими, как церковные или дворцовые крысы. 

 

- На кого это ты злишься? - заметила Маруся. 

 - Не на тебя, да и не злюсь я.  Просто представил, как живу, сытый и пьяный, во дворце, а за это меня  царица  топчет острыми каблуками.  Кстати, одной из первых моих стихотворных поэмок была   провальная вирша с подзаголовком “Слуга - Царице”.  Там  есть несколько гениальных строчек, а в целом  ерунда. 

- Значит, ты уважал женщин.

- Еще как. Может, поэтому в той дед-морозовской  истории у меня возникли  дикий  диссонанс    и реакция отторжения.  И  дело  не только в матушке.  А еще и Светка, с которой я как-то должен был утрясти  слухи о произошедшем. Ведь мы частенько встречались с ней   вечерами, и я грел под ее пальто озябшие руки и был причиной ее вечно  припухших губ. 

- Утряс?

 - Не помню. Вряд ли  Светка могла поверить, что  лаборантка со мной связалась до половой степени.  Я и сам  скоро  отошел от испуга, потому как и лаборантка сменилась.  А мы со Светкой так часто ссорились, что  последние пару лет я стал дико от нее уставать, находя раскрепощение в поллюциях. 

 - А как же  твоя,   никуда не девшаяся несдержанность,  спасла тебя в другой раз? 

-  Там была такая девушка, Валя…- Но я был не готов, и не потому, что чего-то опасался. А нужно было   знать психологически  эту тему. – Вот  как ты  видишь проблему педофилии?

- Ах, вот в чем дело! -  Маруся поняла, что меня можно потроллить. - Всё, что угодно, могла о тебе предполагать, но только не это. Чтобы ты -  любил деток!  Ты же говорил, что  не любишь.

- Ну вот – любишь, не любишь.  Я  могу возиться и играть с детьми. Я же Игривый.  Но у меня нет терпения…

- Ну да, ты же не сдержанный.

- Я тебя побью.

 - Еще  одна твоя мания – бить женщин?  Ты женщин не бил до 15 лет, в 15 ударил впервые…- она знает мой репертуар. – Не обижайся, рассказывай.

-  Конечно – педофил, если сижу с тобой, а у нас разница в 2000 лет.

- Точнее – в 2020, и я не заметила, чтобы ты меня совращал, больше я  в твою сторону  поглядываю искоса. Хотя я давно не нимфетка.

 Мне осталось только    сладко улыбаться.

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
07.02.2020
ИГо  написал(а):
извиняюсь, Кондейка лучше писать через О, хотя и так можно Кандейка.
Новые публикации
ДухСо пробы "Ф" за № 55-12 (авторское чтение): ДухСо - 21
И делалось сиё существо то инкубусом, то сукуббусом 
Слово о Вечности: Эстафета эстафет-7
Запомни, Игрок всегда и художественен и понятиен
ДухСо пробы "Ф" за № 55-12 (авторское чтение): ДухСо - 20
Бейте! Режте! Мучайте! ничего не скажу! Таков я!
Новые комментарии
ИГо написал(а): Ага. что-то отвлекалО... или подгонялО... Может, переговорю... ( с кем надо :sm7 Давай еще! -кричали...
Маша написал(а): Игорь Валерьевич, поторопились :-(
ИГо написал(а): Дорогие слушатели, по секрету вам скажу, что скоро начну чтение Ромодановских двориков, я понимаю, что вам не терпится побыстрее прослушать главы
Новое фото
Новое фото Глот Изыскатель (ДУХСО)
Новые сообщения
Сайт плюс
Подпишитесь. Будет интересно. https://zen.yandex.ru/id/5e5b7a526c066d276f57ac4c
Создатели Жизни
Что такое эмпатия?Что такое эмпатия? Многие из нас понимают под эмпатией все, что у
Выдающиеся, приятные, уважаемые
Леонардо и Микеланджело. Был ли содомитом создатель Ватикана?Гении-педерасты… Кт