Идеи и Формы. Ставка

Игорь Галеев

Идеальная мания

Тридцать восьмая посиделка

 

 Такое впечатление, что я скитаюсь по миру. На самом деле живу много лет на одном месте, не выезжаю, а мне  кажется, что  я мыкаюсь по миру…

Это с той поры, когда я  бродил по посёлку, по лесу,  по заброшенным  ангарам,  по Амуру, в дождь и снег, и я чувствовал, что впереди у меня скитальчество. Скитальчество – это не значит ходить по дорогам, это дороги творческих преодолений вершин, это дороги  сюжетов и  поисков выражения…

С приездами в поселок я путаюсь.   После армии я там бывал через год – на месяц, другой.  Как-то попадал и зимой, и случилась    смешная попытка соития с одной  училкой младших классов  – эти молоденькие училки младших   почему-то более доступны.  И она тоже     наставнически  меня  подбадривала, ибо после изрядного   количества наверняка Агдама или браги  я уже  хотел разве что  уснуть среди тех бескрайних снегов.  Я помню, что ей было одновременно и лестно  быть со мной и абсолютно   начихать на      сексуальное удовлетворение.  Я еще тогда это  не отметил  в женщинах – равнодушие сексуальное, даже при всём их напускном  энтузиазме. 

Тогда  была пурга, и уже   совсем темно, мы гуляли толи после клуба, толи…  Какие-то парни хотели меня побить, они имели на мою спутницу виды.

- Но знаешь, Маруся, что я  остро запомнил?

 Я наговаривал Марусе аудиофайл в Вацап, она требовала, чтобы   первой     ее знакомил с  новыми Посиделками, которые она в шутку  назвала Говорилками.

-  Там был  небольшой пирс - весь во льдах, кругом снегА,  раскрытые ворота лимана,  ночь,  холод, бесконечный белый рай.   Мы пришли на тот пирс, где стоял маленький летний кран с допотопной кабинкой, куда я взобрался, толи сломав дверь, толи она была не запрета, мы сидели в этой кабинке,  и я почти уже возобладал обескураженной училкой… в холодной кабинке, в пургу, ночью.

Но, Маруся, до этого на  этом пирсе  со мной случился  экстаз – взрыв   энергии дикой силы.  Конечно, тут и выпитое    давало знать.  Но я всё запомнил!

 Даже и не скажешь, что я запомнил,  а именно – всё вокруг, весь этот  ночной лиман,   крутой склон сопки сбоку над нами,  стылость ветра с крупными снежинками,  безлюдье полнейшее, и   почему-то себя -  выжимаемого, словно  мокрый лоскут, до слёз.  Это была  страшной силы лирика, и будто гигантское Око  смотрело на меня,  сосало из меня влагу,  и в то же время  вошло в меня  затяжным взрывом… Потом мы сидели в этой кабинке крана, в  ароматах мазута,  прижимались, и она  утешала меня, словно  мать.  

 Уже  перед рассветом в ее квартирке всё закончилось, я   совсем не помню интимных ощущений.  Она  приняла часть моего безумия, потому что я  много тогда  наговорил. Она ничего не понимала, а лишь  сочувствовала  этому непонятому во мне.  Память сохранила только ее  распластанные ноги в ворохе простыней, моё бессилие, и, опять же, какое-то утешение от ее рук.

Не знаю уже, как ее звали,  больше я ее не видел.

 Нужно сказать, что   перед этим, там же на пирсе, я совершил  некий  дикий танец с кружением среди  снега, летящего  беспрестанно.  Это был край материка. Это был выход внутреннего отчаянья, а  затем наполнение  неведомой тогда еще  избирательной силы.  Я плясал до бессилия.

 Остались ярчайшие картины: белая ширь лимана, струящийся с небес свет и моё собственное выжатое тельце, валяющееся на  ледяном пирсе.   И ощущение Её присутствия.

Затем я уехал и  быстро всё забыл. Не должен же я был помнить  алкогольное отравление,  смазанный секс, рыдания взахлёб, доступную  девицу, разборки из-за неё  и все непонятки с  видением Ока, пронзающего плоть.

 Маруся прислала на это   голосовое сообщение:

- Ты воин, - совсем тихо было  ею сказано, - тебя посвящали много раз.

 Потом она молчала, не стала ничего  добавлять и другим тоном  вопросила:

-  Сексуальное равнодушие, говоришь…  а что это  за смазанный секс,  у тебя часто  такое повторялось?  Говорни про это.

 Вот чем Маруся хороша – она умеет направить    мои истории в интересное ей русло.  Немного по-другому, конечно, и совсем не так, как  направляли моё возбуждение чуткими пальчиками первые мои училки по  половым  урокам.

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
07.06.2020
ИГо  написал(а):
мы сидели в этой кабинке и я почти уже ею возобладал…

Это я просмотрел, так нельзя говорить, а то получается, что кто-то может подумать что я чуть ли не возобладал кабинкой! Действительно - маньяк!
Не упустить еще важную деталь - на этом пирсе ничего, кроме этого кранчика не было, ни машин, ни кранов - вообще ничего. маленький бревенчатый пирс весь во льдах
Поправлено
07.06.2020
Изюминка  написал(а):
Очень нравится. Не скучно
Новые публикации
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 31.
Ну не дежи меня за дурочку! Мне так интересно - что ты там вытворяешь!
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 30.
Изнурение плоти активным трудом давало на время эффективные результаты....
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 29.
 Она неожиданно и  звучно звизданула ручкой по его щеке.  - За что?!! 
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 28.
 с таким талантом жаль расставаться. Молодца!!
Книга-спектр. Калуга Первая (авторское чтение): 27.
Я свинтус-грандиозус! У меня в голове нет ни одной собственной мысли! 
Новые комментарии
ИГо написал(а): Теперь файл работает
Инна написал(а): Галеев, уже не мало женщин обкончалось, слушая тебя. Я тоже немного. :sm6 :sm5
Изюминка написал(а): Очень нравится. Не скучно ::!!::
Новое фото
Новое фото Компот без Циолковского
Новые сообщения
эЛеКтРо +/- КиНо
Эннио Морриконе умер 6 июля 2020 г. (91 год), Италия
Поздравления
С ДНём Рыбака!
Шаман-онлайн
На самом деле и правильно - Карпятник, а не Карпник. Следить за базаром!
Пусть скажут все
В Хабаровске и в крае проходят демонстрации, шествия с требованием свободы губер
Дзен
Догонов в России больше чем русских на Сириусе По многочисленным просьбам -Настоя