Идеи и Формы. Ставка

ЭпиСтолы

от Лао-Цзы

 

 

 

Лао-цзы

 

 

 

Великое достижение не лучше увечья,
ведь его нужно все время тренировать,
чтоб оно не испортилось.
Великая прибыль не лучше убытка,
ведь ее нужно все время поддерживать,
чтоб она не иссякла.
Великая правда не лучше лжи,
великое мастерство не лучше неумения,
великая речь не лучше заикания.

 

 

Кто следует наставлениям ученых мужей,
что ни день, обретает.
Кто внимает голосу Дао, что ни день,
лишь теряет.
Теряя то, что можно потерять,
ты утрачиваешь необходимость что-либо совершать.

Свободный от дел, свободен и от безделья.
Владея всем миром,
ты навсегда свободен от необходимости
заниматься делами.
Тот. кто занят своими делами,
не может владеть всем миром.

 

 


Рождение - это выход, смерть - это вход.
Тринадцать идут дорогой жизни,
тринадцать идут дорогой смерти.
но и тринадцать - те, что живы - уже умерли прежде,
но вслед за тем родились вновь.

Почему это так?
Потому что они рождаются, чтоб их суть стала крепче.
Ибо тот, кто открыт восприятию
истинного, сохранит себя,
и, странствуя по земным дорогам,
не падет жертвой носорога или тигра,
а в случае войны не погибнет от меча.
Носорогу некуда будет вонзить свой рог,
тигру не во что будет запустить свои когти,
воину некого будет своим мечом поражать.

Почему это так?
Потому что он освободился от того,
что может умереть.

 

 

Великий Путь ведет к согласию и покою,
но люди обычно предпочитают ходить
напрямик, чтобы было быстрее.
Они больше любят посещать святые места,
чем прокладывать собственный путь.
Обработанные поля милей их глазу,
чем пустырь, буйно поросший травой.
Надежный амбар для них лучше,
чем открытое сердце.
Они больше всего любят одеваться в цветные шелка,
носить на поясе острый меч,
пить и есть до изнеможения.
обретать и накапливать драгоценные вещи.

 

 

 

Обретший полноту силы Дэ,
становится равным новорожденному.
Ядовитая змея его не ужалит,
дикий зверь его не растерзает,
хищная птица не вонзит в него свои когти.
Мягкий духом и гибкий телом,
он достиг изначального.
Не различающий, где самка, где самец,
воспринимающий все в единстве,
он избавился от стремления к достижениям
и достиг первозданной чистоты.
Может кричать целый день и не охрипнуть,
потому что пребывает в гармонии.

Познать гармонию - значит обрести извечное.
Познать извечное - значит обрести ясность.
Жизнь, наполненная до краев,- это и есть счастье.

 

----------

 

 

 

Лао-цзы

 

 

ЛАО-ЦЗЫ, Учитель Лао, Старый Ребенок, Лао Дань, Ли Эр, Ли Боян, древнекитайский философ, мифологизированный основоположник даосизма и автор Дао дэ цзина («Канона Пути и благодати»), согласно традиционной историографии, родившийся в конце 7 – начале 6 в. до н.э. Древнейшая биография Лао-цзы содержится в разделе «Жизнеописания» (Ле чжуань) «Исторических записок» (Ши цзи, цз. 63) Сыма Цяня (2–1 в. до н.э.), где сообщается, во-первых, о его рождении в периферийном («варварском») южном государстве Чу, в котором сохранилась архаическая традиция шаманизма, по-видимому, ставшая первоисточником даосизма; во-вторых, о его службе в центральном из Срединных (исконно китайских) государств, в династийном домене Чжоу, историком-астрологом (ши9), хранившим дворцовый архив; в третьих, о прибытии к нему Конфуция, вопрошавшего о благопристойности (ли2) и в итоге сравнившего его с непостижимым драконом; в-четвертых, о его убытии в конце жизни в неизвестном направлении через пограничную заставу, начальнику которой Инь Си он оставил запись своего учения о Пути-дао и благодати-дэ в книге, состоящей из двух глав и пяти с лишним тысяч иероглифов (ныне отождествляемой с Дао дэ цзином); в пятых, о возможной идентичности с другим чусцем Лао Лай-цзы, бывшим современником Конфуция (ср. Чжуан-цзы, гл. 26) и сочинившим книгу из 15 глав о «деятельных проявлениях даосизма» (дао цзя чжи юн), или же с главным историком-астрологом (тай ши) домена Чжоу –Данем (иной иероглиф, нежели в имени Лао Дань), жившим в середине 4 в. до н.э.

Сам Сыма Цянь, определив Лао-цзы как «благородного мужа-отшельника» (инь цзюнь цзы,

сформулировал две гипотезы о его загадочной биографии: либо он был одним из указанных персонажей, действовавших от начала 6 до сер. 4 в. до н.э., либо все они или по крайней мере двое из них – одно лицо, прожившее более 160 или даже более 200 лет благодаря искусству «совершенствования Пути-дао и пестования долголетия». В древнейшем классификационно-библиографическом сочинении И вэнь чжи («Трактат об искусствах и текстах»), включенном Бань Гу (33–92) в составленную по образцу Ши цзи первую династийную историю Хань шу(«Книга [о династии] Хань», цз. 30), среди представителей даосской школы вместе с Лао-цзы из упомянутых Сыма Цянем названы Лао Лай-цзы и Инь Си (Гуань Инь-цзы – Учитель Инь с Заставы). Последний, согласно Бань Гу, оставил свой пост на заставе и последовал за Лао-цзы, а Го Можо (1892–1978) в 1934 идентифицировал его с Хуань Юанем, даосом 4 в. до н.э., который якобы и зафиксировал учение Лао-цзы в тексте Дао дэ цзина, который по непонятной причине прямо не отмечен в И вэнь чжи.

Первые сведения о Лао-цзы (Лао Дане) содержатся в текстах 4–3 в. до н.э.: Чжуан-цзы («[Трактат] Учителя Чжуана»), Ле-цзы («[Трактат] Учителя Ле»), Люй-ши чунь цю («Весны и осени господина Люя»), Сюнь-цзы («[Трактат] Учителя Сюня»), Хань Фэй-цзы («[Трактат] Учителя Хань Фэя»), Ли цзи («Записки о благопристойности»), и уже во 2 в. до н.э. его имя соединяется с именем мифического культурного героя Хуан-ди (Желтый император), образуя бином Хуан Лао, обозначающий родоначальников даосизма, а с рубежа н.э. начинается процесс мифологизации и деификации самого Лао-цзы.

Предпосылка этого заложена в возобладавшем над родовой фамилией и личным именем оксюморонном прозвище Лао-цзы, буквальное значение когорого – Старый Ребенок – связано как с легендой о его рождении седым 81-летним старцем, так и с принизанным аналогичными антиномиями и состоящем из 81 параграфа (чжан) текстом Дао дэ цзина, где общая апология детскости (§ 10, 28, 49, 55, 76) сочетается с авторским самоуподоблением младенцу (§ 20). В определении сознания («сердца» – синь) такого философа-ребенка (цзы) сходятся воедино две пары противоположностей: мудрость и глупость, элитарность и народность. Сердце совершенномудрого приравнивается к сердцу ребенка, глупца и всего народа (§ 20, 49).

На этой теоретической основе с 1 в. до н.э. стала происходить институализация даосизма в качестве религиозной идеологии эгалитаристских движений, выливавшихся в широкомасштабные народные восстания (крупнейшее – Желтых повязок в 184) и теократические структуры, первая из которых во главе с «Небесными наставниками» (тянь ши) возникла во 2 в. Патриархами этого направления («Пути-дао»), принадлежащие роду Чжан от Чжан Даолиня (1–2 в.) до наших дней, считаются получившими откровение от обожествленного Лао-цзы.

В текстах религиозного даосизма первых веков н.э. Лао-цзы, выступающий в качестве изначальной персонификации Пути-дао под именем Лао-цзюнь (Старый/Почтенный Государь), или Дао-дэ-тянь-цзюнь (Небесный Государь, [Воплощающий] Путь-дао и Благодать), описывается порождающим весь мир, во всех его духовно-божественных и телесных ипостасях, а также, возможно, под влиянием начавшего тогда проникать в Китай буддизма, регулярно перевоплощающимся в разных патриархов даосской, а затем и буддийской традиции. В соответствии с отраженным в Чжуан-цзы(гл. 13) пониманием мудреца как «некоронованного царя» (су ван) Лао-цзы впервые предстал в мифологизированной истории в виде Гуанчэн-цзы (Чжуан-цзы, гл. 11) – наставника Хуан-ди, якобы правившего в 27–26 вв. до н.э. В качестве собственно Лао-цзы он самозародился в 14 или 7 в. до н.э., создав тело собственной матери – «нефритовой девы» (юй нюй), проникнув в ее лоно в виде солнечной (ян) энергии, аккумулированной в пятицветной жемчужине, и пробыв там 81 год. Родившись под сливовым деревом, он принял фамилию Ли (Слива), обрел чудесный облик, включающий в себя золотое лицо, удлиненные мочки (признак мудрости) и выпуклость на темени, аналогичную индийской ушнише – одному из «32 признаков великого человека», считавшемуся в буддизме отличающим идеального (вселенского, священного, харизматического) царя чакравартина и будду, а также способность к превращениям, например в черного барана.

К 3 в. н.э. характерные для локальной чуской субкультуры мифологические представления о «западном рае» и обители бессмертных в сакральном центре мира на волшебной горе Куньлунь слились с образом «далекой Индии чудесной» (а также Парфии) и образовывали легенду (изложенную, в частности, Гэ Хуном, 3–4 в.) об уходе святого-бессмертного Лао-цзы на запад вместе со своим первым учеником Инь Си. В процессе конкуренции с буддизмом эта легенда развилась до представления о Лао-цзы как учителе и даже отце или мистическом прототипе Будды (Гаутамы Шакьямуни), которого стали называть «желтолицым (хуан мянь) Лао-цзы». Подобные взгляды были изложены в Лао-цзы хуа ху цзине («Канон о Лао-цзы, просвещающем варваров»), который был приговорен внуком Чингисхана, монгольским императором Китая Хубилаем (1215–1294) к сожжению. В секте Небесных наставников считалось, что воплощением Лао-цзы был анонимный автор древнейшнго мистического комментария к Дао дэ цзину, известный под псевдонимом Хэшан-гун (Господин с Берега Реки, 2 в.), а последний раз он явился в 142 и передал чудодейственные полномочия своему наместнику на земле – магу Чжан Даолину.

Сформировавшийся во 2 в. культ Лао-цзы особый размах приобрел при династии Тан (618–907), императоры которой носили фамилию Ли и считали его своим предком. В народных верованиях он считается покровителем заклинателей, кузнецов, ювелиров, точильщиков и мастеров по изготовлению пиал и палочек для еды.

Важнейшие атрибуты его иконографии – мантические символы Чжоу и («Чжоуские перемены», 8–4 вв. до н.э.) – гуа(триграммы, гексаграммы) и черный бык, верхом на котором он отправился на запад.

В 20 в. в Китае проблему историчности Лао-цзы и автора Дао-дэ цзина реанимировал философ и общественный деятель Лян Цичао (1873–1923). В ходе ее обсуждения одни ученые признали Лао-цзы Лао Данем, жившем в 7–6 в. до н.э. и наставлявшим Конфуция (Тань Лань, Гао Хэн, Люй Чжэньюй, Фэн Юлань, Го Можо), другие – Лао Данем, но жившем в 5–4 в. до н.э. (Гу Цзеган), а третьи – великим историком-астрологом Данем, также жившим в 5–4 в. до н.э. (Ло Гэньцзэ, Фэн Цзиньюань). Ма Сюйлунь идентифицировал его с Лао Пэном, почтительно упомянутом Конфуцием в Лунь юй («Обсужденные речи», VII, 1). При этом большинство специалистов вслед за Лян Цичао считают Дао дэ цзиннаписанным в 4 в. до н.э. самим Лао-цзы или его учеником.

 

 

 

 

лао-цзы

 

 

 

 

 
Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

Бард «Владимир Семенович...»:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
Новые публикации
дао - от ИГо: Переверните женщину - что наверху?
— Как вам не стыдно ходить вверх ногами! — Такова моя природа
Слово о Вечности: Удовлетворение женщины - 10
Все хотят внимания. Внимание – это ключ к феномену неузнаваемости.  Внимание, оказываемое Иисусу
дао - от ИГо: Очень она меня возвеличивает и есть интересные суждения и впечатления
Заводные книги у меня, трясёт ее у компа  Говорит, что это лучше секса 
Новые комментарии
Золотко написал(а): Подумалось, что погружаясь в холодную бездну, ломая кости, сдирая кожу, теряя облик, женщина может испытать наиважнейшие ощущения в своей жизни, отче
Сестра написал(а): Белинская большая дура и стерва. , мужикам она нафиг не нужна. А Игорёк красава! :sm6 ::!!::
Парень написал(а): Белинская не могла ошибиться, никто не ошибался, но мозги шибануло всем :sm7
Новое фото
Новое фото Темень, мост, река, метель, Всю одежду сдуло. Голой в радостный купель Баба сиганула!
Новые сообщения
Измена. мстить, простить или расстаться
Братан, кактус =- это перебор. Лучше ушастого чебурашку
Фразы-настроения
Ты глядел на меня, ты искал меня всюду,Я, бывало, бегу ото всех, твои взгляды храня.А
избранное
М.С.Казиник.Евгений Онегин
памятки для ДАО
Я любил ее до дыр! Эту книжку