Идеи и Формы. Ставка

ЭпиСтолы

от Сергея Есенина

 

 

 

 

 

не жалей

 

 

 

Чёрный человек

 

 

 

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Голова моя машет ушами,
Как крыльями птица.
Ей на шее ноги
Маячить больше невмочь.
Чёрный человек,
Чёрный, чёрный,
Чёрный человек
На кровать ко мне садится,
Чёрный человек
Спать не дает мне всю ночь.

Чёрный человек
Водит пальцем по мерзкой книге
И, гнусавя надо мной,
Как над усопшим монах,
Читает мне жизнь
Какого-то прохвоста и забулдыги,
Нагоняя на душу тоску и страх.
Чёрный человек
Чёрный, Чёрный!

«Слушай, слушай, —
Бормочет он мне, —
В книге много прекраснейших
Мыслей и планов.
Этот человек
Проживал в стране
Самых отвратительных
Громил и шарлатанов.

В декабре в той стране
Снег до дьявола чист,
И метели заводят
Веселые прялки.
Был человек тот авантюрист,
Но самой высокой
И лучшей марки.

Был он изящен,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою.

Счастье, — говорил он, —
Есть ловкость ума и рук.
Все неловкие души
За несчастных всегда известны.
Это ничего,
Что много мук
Приносят изломанные
И лживые жесты.

В грозы, в бури,
В житейскую стынь,
При тяжелых утратах
И когда тебе грустно,
Казаться улыбчивым и простым -
Самое высшее в мире искусство».

«Чёрный человек!
Ты не смеешь этого!
Ты ведь не на службе
Живешь водолазовой.
Что мне до жизни
Скандального поэта.
Пожалуйста, другим
Читай и рассказывай».

Чёрный человек
Глядит на меня в упор.
И глаза покрываются
Голубой блевотой, —
Словно хочет сказать мне,
Что я жулик и вор,
Так бесстыдно и нагло
Обокравший кого-то.

. . . . . . . . . . . .

Друг мой, друг мой,
Я очень и очень болен.
Сам не знаю, откуда взялась эта боль.
То ли ветер свистит
Над пустым и безлюдным полем,
То ль, как рощу в сентябрь,
Осыпает мозги алкоголь.

Ночь морозная.
Тих покой перекрестка.
Я один у окошка,
Ни гостя, ни друга не жду.
Вся равнина покрыта
Сыпучей и мягкой известкой,
И деревья, как всадники,
Съехались в нашем саду.

Где-то плачет
Ночная зловещая птица.
Деревянные всадники
Сеют копытливый стук.
Вот опять этот Чёрный
На кресло мое садится,
Приподняв свой цилиндр
И откинув небрежно сюртук.

«Слушай, слушай! —
Хрипит он, смотря мне в лицо,
Сам все ближе
И ближе клонится. —
Я не видел, чтоб кто-нибудь
Из подлецов
Так ненужно и глупо
Страдал бессонницей.

Ах, положим, ошибся!
Ведь нынче луна.
Что же нужно еще
Напоенному дремой мирику?
Может, с толстыми ляжками
Тайно придет «она»,
И ты будешь читать
Свою дохлую томную лирику?

Ах, люблю я поэтов!
Забавный народ.
В них всегда нахожу я
Историю, сердцу знакомую, -
Как прыщавой курсистке
Длинноволосый урод
Говорит о мирах,
Половой истекая истомою.

Не знаю, не помню,
В одном селе,
Может, в Калуге,
А может, в Рязани,
Жил мальчик
В простой крестьянской семье,
Желтоволосый,
С голубыми глазами…

И вот стал он взрослым,
К тому ж поэт,
Хоть с небольшой,
Но ухватистой силою,
И какую-то женщину,
Сорока с лишним лет,
Называл скверной девочкой
И своею милою»

«Чёрный человек!
Ты прескверный гость.
Это слава давно
Про тебя разносится».
Я взбешен, разъярен,
И летит моя трость
Прямо к морде его,
В переносицу…

. . . . . . . . . . . . .

…Месяц умер,
Синеет в окошко рассвет.
Ах ты, ночь!
Что ты, ночь, наковеркала?
Я в цилиндре стою.
Никого со мной нет.
Я один…
И разбитое зеркало…

 

Привет тебе, привет!

 

 

 

 

                                   ИГ©

Оказывается - он самый читаемый поэт в инете. Но это понятно, так и должно.

Была проблема - есть ли у него послания, кроме этой поэмы... В принципе нет.  Такая судьба, конечно, тоже послание.  Но послание земных желаний и страстей.  Он желает до конца жизни быть сгораемым в любовном влечении, когда уже все чувства мертвы... Такое противоречие - мертвец хочет страсти.

Вот говорят: Есенина убили. Косвенно. Что  тягостнее, чем самоубийство.

 Повесился, конечно, он сам - ибо это был самоедящий изнутри себя червь.

Он от этого и так близок почитателям. Он им не понятен, но близок этими плотскими жадными желаниями, этой наивной берёзовостью и этой постельно-пьяной лирикой.

Все эти чувства и томления Есенина были забавой для дамочек. Оттого он их и дубасил, что знал - он блестящая кукла в их воображении. Он и себя за это презирал - что он такой клоун.

Но он большего не мог! Оттого и пил. От того и повесился.

Он изумительный самородок! Но в чьих руках?

Определённые представители его окружали и вели и способствовали его самоуничтожению.

Хотя он всех обманул и проскользнул в инобытие.

 

История  Сочинителя

 

Более подробно:

Клуб АКТ ОДИН

История Сочинителя

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Ваше имя

Ваше сообщение

Ответьте на вопрос (анти-спам):

:

Комментарии публикуются после одобрения модератором(администратором)
10.09.2013
Полет в стратосферу  написал(а):
Класс!!
Новые публикации
дао - от ИГо: Ненавидеть и презирать - это не значит еще бояться
 Искусство - это поверхность жизни, это всё, что способно подняться из глубин океана и выбрасывается на берег истины
дао - от ИГо: Большинство подавляющее живёт ради секса
Ужасные дела совершаются ради секса.
дао - от ИГо: Идеалистов бесспорно ждёт полнейшее крушение
Это все равно, что искать  в темноте чужой комнаты вещь
дао - от ИГо: мы начинаем познавать содержание смерти
 он начал шептать, что у нас в комнате в крови весь пол и полотенце в крови, а на столе бритвочка
Новые комментарии
Ирочка написал(а): Ну...дела! o_O
Ирина написал(а): Кстати, в свое время Ваши произведения стали для меня источником вдохновения. Вот такие вещи я и имею в виду. И для меня, и для меня тоже! ::!!
Новое фото
Новое фото обстановочка
Новые сообщения
Фразы-настроения
Если ты подстава и дерьмо, то тогда кто все остальные?
Пусть скажут все
Красава! Шуганулся тюрьмы так, что в окно прыгнул
СССР - каким был Советский Союз
3. Уравниловка.Официальная совесткая доктрина декларировала "равенство всех лю
Голосовые послания
ИГо - Набоков_и_типы_авторов Гоголем лакомиться