Игорь  Галеев

 

 

 

Страх   смерти

 

эссе

 

 

 

 

 

 

 

    Мы во вселенной давно. Собраны из атомов и элементов. Представляем собою конструкции. Имеем органы чувств и манипуляций.  Размножаемся и обстраиваемся.

Нас атакуют болезни и бедствия. Мы выживаем и сопротивляемся. Мы соперничаем друг с другом. Мы хотим комфорта и уюта.  Мы хотим есть вкусное и спать в тепле.  И… всё бы это хорошо.

 

Но у нас есть масштабная проблема.

Это сознание.   

 

Гигантская вселенная  Сознания.  Бескрайний океан Сознания.

Сознание преследует вас, даже  когда вы опускаетесь до скотского состояния.

Сознание пронизывает ваше тело, ваши клетки, ваш мозг.

 Сознание  преследует вас и ночью. Оно врывается волнами снов.

 И даже когда вы больны или пьяны, сознание   извергается из вас бредом.

 

А коммунисты ещё утверждали, что первична материя.  Вот почему коммунистическое учение  от тупых и для тупых. Выбрасывается очевидное – приоритет Сознания, и назначается первичной материя – временное скопление частичек в океане Сознания, которое играет этими скоплениями в виде людей, планет и звёзд - изнутри и извне.  Так играет, что коммунисты типа Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Владимира Ульянова и Иосифа Джугашвили этого не замечают и не признают.  Они даже не могут понять, что элементы и атомы, которые они называют материей  - есть "загустевшие" частички Сознания. 

 

Отчего же так?

Оттого, что Сознание – это невероятных масштабов проблема.

Проблема личностная и мучительная.

 

Каждый является частью Сознания, качеством его и определённым свойством (об этом подробнее на сайте автора >>> ).

 То есть – люди ограничены до ужаса. 

Каждый может выглядеть, как уникум, и многих от этого распирает гордость. Но уникум – это самое печальное состояние, мягко говоря, смешное. Маленький блестящий обломочек от величайшей  горы.

 

Кто-то смиряется с таким жребием, и даже находит  в своей уникальности выгоды и удовлетворения, становится профи узкой и редкой специальности (теперь возвели в почёт узкий профессионализм – и каждый зубник раздувается оттого, что умеет мастерски ковыряться в зубе,  а лётчики теряют чувство самоиронии)… С профи стало невозможно душевно общаться.  В лучшем случае – это матёрые снобы, а в худшем – это напичканные мелкими профи-хитростями ходячие машины.

Но общество, цивилизация и институты  продолжают восхвалять профессионализм, говоря, что  всем нужно качество  Ну да, если ради этого качества миллионы должны стать роботами.

 

А роботом быть не так мучительно и страшно, как быть человеком Сознания.

Потому что на Пути Осознавания  расставлено множество ям и ловушек, да и сам этот Путь ведёт в неведомое Ничто.  Оно уже ничто и ещё к тому же неведомое. 

Этот Путь подобен  самоуничтожению, самоизгнанию, самозабвению…

 И, как ни странно, именно высшие степени и категории Сознания и порождают страх смерти в каждом человеке. 

 

 

 

Страх смерти – это хлыст, которым народы принуждаемы к  ежедневной активности.

Этот страх разлит всюду, каждая клетка пронизана  стремлением избежать гибели и разрушения.

Но, если у животных  есть стремление к самосохранению и выживанию, а страх присутствует, как адекватная реакция на угрозу для жизни, то люди по преимуществу наполнены болезненным саднящим и именно ужасным чувством страха перед смертью. И если они привыкают к чужой смерти, то к мыслям о  собственной они не могут привыкнуть. Они стараются не впускать эти мысли, они их и не впускают, но нерешённая проблема висит над головами таких людей, как нечто чёрное, давящее, безмолвное и мучительное. И, чтобы  избавиться от страха, люди предпочитают быть роботами и иметь мелкие интересы и находить в работах и бизнесах   убежище от страха смерти.

 

 

 

 Страх смерти  заставил людей создавать семью, род, общество, государства и империи.

Искандер Великий – этот мальчишка бежал от страха смерти и пытался его преодолеть, присвоив территории – когда  у тебя  гигантская империя, то ты начинаешь чувствовать и себя бессмертным.

Все завоеватели  территорий заложники страха смерти.

Когда у тебя есть папа с мамой,  много братьев и сестёр, когда у тебя есть коллектив, когда ты член какого-то общественного образования, когда у тебя есть должность и звание – тогда не так страшно, тогда можно забыться от страха смерти. Когда ты отожествляешься с родом, с фамилией, с гильдией, с национальностью – ты как бы становишься не таким уж и смертным. И когда ты умираешь, то на могиле появляется надпись:  "Джон Иванович Зильберштейн – полковник военно-воздушных сил". То есть – Джон умер, как и умер его отец Иван, как   может погаснуть и род Зильберштейнов, но вот военно-воздушные силы… они будут, покуда стоит государство… и ты, как бы, продолжаешь жить. Глупость? Но вы мало ходили по кладбищам.

 

А регалии? Лауреатства, медали и ордена, упоминания о премиях и должностях. Правители ежемесячно вешают знаки отличия  и поощрения. Народные артисты!  На кладбищах скоро все будут народными. Ты умер, а народ тебя помнит, ты как бы и не умер.

 Эти фразы: "память о тебе будет вечна", "вечная память" – на могилах бандитов и добропорядочных граждан эти рефрены.  Кто кого собрался помнить вечно?  Вы понимаете, что такое – вечно?!

От страха смерти всё искажается.

Вот и в Интернете на многих авторских сайтах, как на могилах – перечисление наград и премий, званий и должностей. Дескать, вы имеете дело не с простым смертным, а с фигурой – выходящей за рамки обычного… Но эффект получается обратный - могильный.

 

Государство. Самая громадная крепость против страха смерти. Ещё  большая линия обороны - нация.   Рабочие пчёлы и трутни умирают, а государство и нация стоят. Улей живёт, пока есть идея-матка, пока несутся формы-яйца, пока есть принцип распределения пищи по сотам.  И как порядочный гражданин  ты по обычаям предков должен идти на национальные торжества, принимать участие в национальных обрядах -  и тебе хорошеет – ты почти избавился от страха смерти. Ты  ячейка-сота бессмертного организма – который силён и процветает.  Только ты не задаёшься – для чего он процветает?! Зачем эта нация и ты в ней, как элементик и робот?

 

Именно из-за страха смерти  люди предают, изменяют, подличают, убивают, воруют, лгут и лизоблюдствуют. Липкий и мерзкий страх смерти может навсегда запятнать вашу душу,  после чего  вам уже невозможно быть чистым человеком, и вы будете преследовать чистых и стремиться запятнать их, чтобы  якобы приобщить к вашему "бесценному опыту" и "правде жизни", чтобы кто-то не был бы чище вас и не был бы запятнан.  Отсюда возникает круговая порука, отсюда появляются сообщества и партии – сбиться в кучи, чтобы по одной фразе, по шуточке и анекдоту узнавать своих – чтобы не оставаться один на один со своими страхами и грешками.

 

Страх смерти  легко пронаблюдать на похоронах. Вы видели – какие лица у мужчин? А как могут заголосить женщины – до истерики – когда они теряют сознание и ничего не осознают  - от ужаса  (Вы скажите, что они переживают потерю? Но неужели все так эгоистичны?). 

 

А  кремлёвские похороны, с этой траурной музыкой, когда ходили под звуки оркестра к могилам и  усиливали ужас всей нации? Страх смерти, словно зловонный смрад, пропитывал всю эту людоедскую  страну.  И народы поедали водку, чтобы потерять последние проблески сознания.  Мало кто осмеливался осознавать, вставать на Путь Осознавания, страна и партия пропивали коммунистические идеи,  а непьющие лидеры тупо стояли на доктрине, дабы сохранить остатки хоть какого-то разума.

 

Из-за страха смерти люди создают значимые вещи, полезные обществу. Возводят по принуждению дамбы и плотины, строят каналы, целые города, осваивают целину и прокладывают магистрали.  Страх смерти – великий погонщик – он заставляет людей размножаться, веселиться и присовокуплять частную собственность.  И мало какие народы воздают хвалу смерти и празднуют  за её здравие. А ведь это самое главное явление в природе и самое значимое событие для всякого. Вы родились, чтобы умереть. И кто знает – умираете ли вы, чтобы родиться?

 

 

 

Ужас и горе овладевают вами, когда вы видите перед собой недвижимое тело дорогого и любимого вам существа  При мысли о том, что уже никогда-никогда это существо, этот человек, не будут общаться с вами, двигаться и отзываться на ваши слова и эмоции… при этой мысли вам самим легче умереть, чем продолжать жить дальше.

А смерти от несчастных случаев, от болезней, от катастроф?.. Смерти детей вообще не укладываются в головах у  бедных родителей…Тогда даже верующие могут отказаться от бога. Тогда может прийти ожесточение, и обида  распространяется на весь мир.

А кто-то,  наоборот, от ударов смерти и потерь приходит в церковь и становится религиозен, находя утешение  в проповедях о том, что бог так испытывает  тебя, что он забирает лучших в лучший мир, что умершие дети становятся ангелами, что нужно положиться на волю Господа, ибо он за всех всё решит и, в конечном счёте, приведёт всех к справедливости.

 

Страх смерти стимулирует вас заниматься сексом,  развратничать и блудить. 

Наркоман и пьяница будто бы пасуют перед жизнью, будто бы бояться жизни и её проблем. На самом деле они хорошо осведомлены, что они смертны. Они не видят смысла в кратковременной жизни  и не хотят тратить усилия на улучшение её. Даже если  пьяница делает карьеру, то его подталкивают к лидерству такие же пьяницы и такое же пьяное окружение, или те, кто хотят использовать его порок для своей выгоды.

 

 

 

Страх смерти приписывают страху перед неведомым,  из-за неведения.

Но причина  парадоксальнее – страх смерти  может существовать только при наличии сознания.  Сознание – это знание. Страх неведомого смешивается со страхом перед известным, знаемым.

Как так?

Получается следующее: человек знает, что он умрёт, что есть смерть и она не за горами – она всюду. Человек знает, что он лично умрёт, что умрут все. Человек знает, что  его тело ждёт та или иная участь – оно либо будет съедено червями, либо мумифицируется, либо сгорит и истлеет. Не правда ли, не такие уж большие секреты?  Человек всё это знает и тем отличается от животных, и отсюда у него страх. Он страшится от знания. От осознания. От ведения.

 

А чего же такого он не знает в вопросе смерти?

 Он не знает участи своего сознания. Это могут называть "личностным "я" или "душой".

Но я полагаю, что честнее и прямее называть это "личным сознанием".

Человек не может смириться с утратой своего "я"-сознания. Он не знает – было ли его "я"-сознание до его рождения и будет ли оно после его смерти. Вот чего он по настоящему не знает, не ведает и страшится. Чужие смерти лишь усиливают это неведение и угнетают  его разум.  И именно это неведение унижает и насилует сознание человека.  Нет ничего  насильственнее и унизительнее – чем иметь мощную силу познания, громадный интеллект, силу духа, пытливый ум – и оставаться погруженным в неведение относительно будущего всей этой осознающей мощи.

Ведь в то время, когда ум, разум, мозг, интеллект, опыт человека становятся всё более отточенными и выдающимися, ему  на самом пике  сознания придётся уйти и утратить весь свой багаж – происходит словно насмешка, словно издевательство над всеми его стараниями и трудами, над всем его сложным и выдающимся существованием…

 

А если мы рассмотрим проблему ещё более непредвзято, то  мы признаем (внимание!), что человек-осознающий знает и ведает,  что с ним будет после смерти. Ведает!

А человек, встающий на Путь Осознавания,  вообще знает, на что идёт и куда идёт! Об этом всегда знает его сущность – "я"-сознание, и зачастую об этом знает и  его повседневный разум.

 И у такого человека  присутствует не страх смерти, а  проблемы и муки, связанные с вычленением из родовой массы. Такой человек становится не-человеком – и в этом его страхи. Но и человеческие переживания ему не чужды.  Преображающийся человек испытывает переживания за всех соплеменников и, в том числе, чужой страх смерти может переживать как свой собственный. Он всегда помнит о смерти, и не старается избавиться от этой памяти, не старается вытеснить эти мысли (см. "Принципы Творческого своеволия" ).

 

На самом деле всё ещё проще. Каждый рождается с целью осознания. Каждый рождается для Пути Осознавания. Но как только человек старается уйти с этого Пути, он становится банальным, он закрывает для себя Двери Преображения, он становится смертным, потому что вытесняет память о смерти.  Это знали древние, и они поучали посвящаемых: "помни о смерти!"

Реакцией на смерть  проверяются люди раз за разом.  Каждая смерть несёт шанс встать на Путь Осознавания,  и смерть становится  приглашающим жестом. А так как осознавание может происходить лишь через приобщение к формам творчества, то вас призывают переоценить всю историю человечества и сделать свои выводы… Теперь вы представляете – чего на самом деле вы боитесь? Вы боитесь Пути Осознавания, невероятных усилий, жертв и потерь на этом Пути.

 

Вы не призываетесь стать профессионалом, вы призываетесь своёй сущностью – оценить и взвесить весь мир, приобщиться к его творению, стать свободным через творческие усилия, через познание основ и смыслов, через красоту самосозидания, через сотворчество с божествами.

А вы начинаете изменять своей сущности, вы окутываете себя тьмой, мраком, вязните в меркантильных интересах и становитесь банальным роботом.  Вы становитесь добровольным рабом неведения – и вы теряете память, и первобытные страхи смерти жгут и леденят вас из обволакивающей ваш скудный ум тьмы.  И вы уже не способны избавиться от липкой паутины мрака. Океан Сознания вам неведом, вы становитесь песчинкой  в его материальных слоях. Это буквально.

 Вы – отвердевшая песчинка сознания. Вот теперь о чём начинает плакать ваше "я"-сознание при виде смерти и от страха перед ней! Оно  знает о своём несвободном будущем! О вашем будущем.  Следом за этим скорбите и  вы, вы оплакиваете при встрече со смертью себя и вашу участь. Вы оплакиваете свет, который вы утратили.  Вы плачете от обволакивающего ваш разум мрака.  По-сути, вы боитесь не смерти – а самого себя в неведении, в отказе, в рабстве, в своей трусости и банальном проживании.

 

 

 

Проблема остаётся. Вы  представитель Сознания. Вы со-знаёте, вы со-знаете, вы знаете всё в состоянии "со" – то есть в соотношении и в связи с кем-то и с чем-то.  В со-дружестве, в со-творчестве с иными представителями Сознания.  Но есть расхожая истина – " с кем поведёшься, от того и наберёшься". Вот вы и набираетесь.

И вас учат не знать и не стремиться узнать.

Почему? Потому что в другом случае вы не будете бояться смерти.  А кому это нужно, какому обществу, каким кланам, каким нациям? Вы же выйдете из подчинения, вы не будете продаваться за похлёбку и комфорт, вы не будете угодливы и подхалимны,  вы не станете исполнять глупые приказы. Вы легко будете идти на смерть – потому что она станет дверьми в ваше новое рождение – просто шагом в рождение и обретением истинного Сознания.

Потому что когда у вас будет выбор между жизнью и смертью, а на кону будут стоять ваше кредо и ваша совесть, вы легко выберете смерть – и это будет даже практичный выбор, "выгодный" выбор – ибо вы обретёте  новый уровень свободы, который  не доступен тем, кто вас убьёт.  Недоступный и для понимания.

 

Проблема Сознания остаётся. Вам предстоит выбросить на помойку самого себя.   А как вы это сделаете? Хотя это просто, но вы не можете – вы же так дорожите телом и его интимностями.  Как вам выбросить на помойку всё то, к чему вас нацелили общество и семья?  Карьера, телесные  наслаждения, наркотики всех видов… – поэтому вы  и выбираете  незнание и страх смерти.

 Страх смерти помогает вам  бежать в благосостояние и повторять привычные наслаждения, даже когда они становятся пресными.  Если вы бомж, страх смерти гонит вас на помойки, чтобы найти там пропитание и заработок на выпивку. Если вы нефтяной магнат, страх смерти заставляет заводить вас любовниц, от которых вас давно тошнит, одевать галстуки и общаться с сильными мира, которых вы презираете.

 

Теперь вы можете немного понять  смерть Лермонтова.  Он стреляет в сторону, а ему стреляют в грудь. Ему 27 лет. В художественной литературе он первый и лучший. Ему покровительствует сама царица – она поклонница его стихов. Она без ума от его стихов.

У него нет страха смерти.  У него впереди множество дел, замыслов, он на пике своего таланта. Лев Толстой говорил: "Будь жив Лермонтов, не нужны бы были ни Тургенев, ни Достоевский, ни я, ни кто-нибудь другой."  И это правда. 

 

 И каждый из вас говорит: вот я должен закончить свои дела, а потом я стану совсем смелым и не буду бояться смерти… Ха-ха, у вас находятся дела важнее, чем свобода вашего "я"-сознания, чем освобождение вашей души из тисков рабства?

 

Вы говорите: я постою чуток на коленях, попригибаюсь малёхо,  подниму детей, завершу труды, а потом и всех пошлю подальше… Нет, отпад и отказ происходят в момент выбора прогиба. Вы выбираете смерть при жизни.  То есть вы выбираете несвободу.

 

Но, конечно же, нельзя от всех требовать бесстрашия. Да и кто требует?

Люди проверяются быстро и простыми ситуациями.  Только зачем же скулить  о незнании, о том, что вы несчастны среди подобных, о том, что вы смертны и вокруг вас смерть, что вам страшно и одиноко...

Вы это выбрали.

Вы выбрали и незнание, беспамятство.

За что купили – за то и продавайте.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Игорь Галеев

Авторская страница >>>

 

 

 

клуб АКТ ОДИН >>>

 

 

 

 

Яндекс.Метрика
>>> Перейти на новую версию сайта >>>