Джонатан СВИФТ

 

 

портрет

 

 


ДНЕВНИК ДЛЯ СТЕЛЛЫ

 

 

 

21. Пустобрехи придумали новый способ изводить меня: письма,
предназначающиеся мне, они
иногда адресуют теперь лорду-казн[ачею], а иногда просто присовокупляют их к
письмам,
посылаемым ему; чаще всего это какие-нибудь прожекты или пасквили. Обычно
проходит дня 3 или
4, прежде чем я удосуживаюсь их распечатать. - - - Как всегда по воскресеньям, я
был нынче при
дворе, куда хожу вместо кофейни, чтобы повидать знакомых. В прошлое воскресенье,
после того как
я побеседовал с сэром Уильямом Уиндхемом, к нему подошел испанский посол и
осведомился,
правда ли, что это доктор С[вифт], после чего попросил сказать мне, что его
повелитель, король
Франции и наша кор[олева] обязаны мне больше, чем кому бы то ни было в Европе,
после чего мы
обменялись с ним поклонами и рукопожатием. Его слова, признаюсь, доставили мне
большое
удовольствие. Обедал я нынче у лорда-казн[ачея] и завтра опять должен с ним
обедать, хотя (как
говорит ДП) предпочел бы скорее уклониться от этой чести. Но с тех пор, как
королева возвратилась
из Виндзора, он не задерживает меня допоздна. Никак не удается выбрать время,
чтобы повидаться с
Фанни Мэнли, которая сейчас в Лондоне, но в один из ближайших дней я все же
постараюсь ее
навестить. Ее дядюшка Джек Мэнли, как я слыхал, едва ли протянет хотя бы месяц;
это будет
большой утратой для ее отца в Ирландии, потому что старик, я полагаю, служил ему
главной опорой.
Вопрос о заключении мира вот-вот, наконец, разрешится; лорд Болинброк сказал мне
нынче утром,
что 4 голландские провинции объявили о своем согласии с королевой, и мы ожидаем,
что и
остальные не замедлят последовать их примеру. Ноци, МД.

22. Лорд-хранитель печати обещал мне вчера при первой же возможности
предоставить приход
бедняге мистеру Гири, который женился и нуждается хоть в какой-нибудь прибавке к
тому, что у
него есть; он в высшей степени достойный человек. Несколько недель тому назад я
получил письмо
от Элвика, который был женат на Бетти Гири. Кажется, бедняжка прошлым летом
умерла, а Элвик
разбогател и скупает земельные участки. Обедал нынче у лорда-казн[ачея], который
пригласил меня
и на завтра. Я вручил лорду Болинброку поэму Парнела, в которую тот по моему
настоянию вставил
несколько комплиментов милорду. Последний был чрезвычайно этим доволен и
прочитал нынче
некоторые места из нее лорду-казначею, которому она тоже весьма понравилась.
Парнел, без
сомнения, на голову выше всех здешних поэтов. Лорд Болинброк велел мне привести
его к нему на
рождественский обед, и, кроме того, лорд-казн[ачей] обещал мне повидаться с ним.
Думаю, что в
один прекрасный день это может сослужить Парнелу немалую службу. Вы ведь знаете
Парнела, да и
о его поэме я, кажется, уже говорил вам. Ноци, длагоц[енные] МД.

23. Нынче утром я представил лорду Болинброку поэта по имени Дайпер, а
заодно познакомил и
с его новой поэмой, весьма недурной, а теперь я должен передать ему от милорда
некую сумму. Я
задумал сделать из него священника, он уже и так наполовину священник, поскольку
был в свое
время рукоположен в дьяконы и исполняет обязанности викария в небольшом сельском
приходе,
хотя здесь в Лондоне и ходит при шпаге. Это низкорослый, тщедушный, жалкий
человечек, но в
сутане у него будет вполне пристойный вид, и мы заставим лорда-казначея дать ему
приход. Лорд
Болинброк написал лорду-казн[ачею] записку с просьбой извинить меня на сегодня,
так что я остался
обедать у него в обществе испанского посла Монтелеона, наговорившего мне
множество
любезностей. Я просидел с ними до девяти, а сейчас уже начало одиннадцатого, и
мой слуга меня
запер, а между тем мне только теперь пришло в голову, что я рискую попасть в
немилость у Тома Ли.
Этот вертопрах навязался в знакомые к некоему Экершелу, служителю королевской
кухни, который
любезно обошелся с ним в Виндзоре из уважения ко мне, потому что я оказал этому
Экершелу кое-
какие услуги. Ли все приставал ко мне, чтобы я согласился провести вечер у него
на квартире в
обществе этого Экершела. Я несколько раз отнекивался, пока, в конце концов, не
вынужден был
пообещать, что приду нынче вечером, но у меня это совсем вылетело из головы,
пока я не очутился
под замком. А сейчас, сколько я ни звал, все было напрасно: слуга, видно, уже
завалился спать, так
что мне придется завтра послать Тому Ли свои извинения. Признаться, я его не
переношу и, если мне
случается встретить его в парке, стараюсь вести себя с ним как можно более
сдержанно. Если бы
только этот мошенник знал, как он выводит меня из себя. Однажды он осведомился,
отчего это я не
засвидетельствую своего почтения епископу Дроморскому, на что я ответил, что не
имею чести быть
с ним знакомым и потому не осмеливаюсь и прочее. Приняв мои слова за чистую
монету, он стал
уверять, что епископ нисколько не высокомерен и прочее. - - - Как-то он стал
рассказывать мне,
какие несправедливости чинит один судья в Ирландии. "Отчего же его в таком
случае не сместят?"
- спросил я, на что он ответил: "Полагаю, что епископам, вам, мне и прочим лицам
духовного
звания следовало бы собраться и посоветоваться по этому поводу". Тогда я
извинился и сказал, что
не могу быть полезен в такого рода делах. "Отчего же, - возразил он, - каждый
может хоть чем-
нибудь быть полезен". Ну, не угодно ли, каким странным способом он ухитряется
досадить мне: ведь
этот пес прекрасно знает, что мне достаточно сказать полслова, чтобы добиться
большего, нежели
всем им, вместе взятым. Он делает это из свойственного ему высокомерия и
зависти, а вовсе не в
шутку и не из желания подразнить меня. Он один из тех, которые предпочитают,
чтобы услуга лучше
вовсе не была оказана, нежели оказана приватным лицом, да еще и к тому же его
соотечественником.
Надеюсь, эти материи вам понятны? Ноци, дл[агоценные] плоказницы, потому что я
лягу баиньки.

24. Нынче обедал с канцлером казначейства, поскольку хотел, чтобы он
ознакомился с
некоторыми из моих бумаг, но ничего из этого не вышло; и еще я посредничал между
семейством
Гамильтонов и лордом Эберкорном, стараясь привести их к соглашению, и полагаю,
что они так и
сделают. Лорд Селкерк, брат покойного герцога, должен приехать в Лондон, с тем
чтобы отправиться
во Францию и предъявить там свои права. Министры склонны думать, что притязания
Гамильтонов
будут в какой-то мере удовлетворены, вот почему они уполномочили меня
посоветовать
Гамильтонам договориться с Эберкорном, который запросил 4-ю часть; если же они
не уступят, он
поедет во Францию и испортит им все дело. Ноци, судалыни.

25. [Весерого вам Лождества, весерого вам Лождества! - Я поздравил вас
первый! Зелаю вам
этого тысяцю лаз от всего селдца.] Нынче я привел Парнела на обед к лорду
Болинброку; он очень
хорошо держался, и милорд остался чрезвычайно им доволен. В 8 утра я побывал в
дворцовой
часовне, а потом еще и в церкви, а к десяти причащение уже закончилось.
Кор[олева] при
богослужении сегодня не присутствовала из-за приступа подагры в руке; возвратясь
из церкви, я так
засиделся у себя в комнате, что пропустил время, когда следовало отправиться ко
двору. Говорил ли
я вам, что кор[олева] пожелала, чтобы при дворе теперь каждый день устраивали
приемы? Ноци,
длаплоказницы.

26. Я зашел к герц[огу] Орм[онду], чтобы пожелать ему счастливого Рождества,
и дал полкроны
его привратнику. Придется раздать этой братии не менее дюжины полукрон. Обедал с
лордом-
казн[ачеем], который выговаривал мне за то, что я 3 дня кряду носу не казал, он
необычайно любезен,
ч[ума] его забери, но не столько из вежливости, сколько из корысти. Говорят,
будто Макартни
укрылся в Ирландии. Не находите ли вы забавным, что когда на сего джентльмена
напали
разбойники, он не нашел ничего лучше, как уведомить их, что он - Макартни, а они
в ответ на это
препроводили его к мировому судье в надежде на вознаграждение, однако мошенников
тотчас же
усадили за решетку. Ну, разве это не свидетельствует о чрезвычайном присутствии
духа? Впрочем,
вы, наверно, уже о сем наслышаны, ведь Граб-стрит не замедлила откликнуться.
Лорд Бол[инброк]
сказал мне нынче, что после обеда мне придется удалиться, поскольку лорд-
казн[ачей], он и прочие
намерены заняться делами, на что я ответствовал, что мне надлежит знать их дела
не меньше, нежели
кому бы то ни было, раз именно мне предстоит их оправдывать. После чего все
гости ушли, а я
остался вместе с членами кабинета, и в итоге их дела оказались настолько
важными, что я едва не
заснул. Я ушел от них в 9, а сейчас уже 12. Ноци, МД.

27. Обедал с комендантом Дюнкерка генералом Хиллом в обществе обеих его
сестер - леди
Мэшем и миссис Хилл и еще кое-кого и просидел у них до 11 часов, глядя, как они
играют в карты,
потому что сам я разлюбил это занятие. А вот БСС, я думаю, стала заядлым
игроком. Я сильно
простудился и боюсь, что самое худшее еще впереди, хотя это все же случается со
мной нечасто, а
посему мне следует запастись терпением. Нынче на Мэлл мне встретились мистер
Аддисон и
пасторальный Филипс, и я немного с ними прогулялся, однако оба они держались
чрезвычайно
натянуто и сухо. А все из-за этих проклятых партий! Известно ли вам, что я
больше, чем кто бы то ни
было, приложил стараний, чтобы снискать острословам из вигов расположение и
милость
министров? Кто, как не я, помог Стилу сохранить его должность? Я добился того,
что с Конгривом
обошлись великодушно и обеспечили ему безбедное существование. Я хлопотал за
Роу, и ему было
обещано место; я, без сомнения, позаботился бы и о Филипсе, если бы он не
помешался на этих
партийных распрях и не вынудил меня тем самым отказаться от моих собственных
слов в его пользу;
наконец, мне удалось на первых порах представить мистера Аддисона в таком
благоприятном свете,
что его услугами не прочь были воспользоваться, и я же отчасти содействовал
сохранению за ним его
должности. И при всем том эта братия обходится со мной хуже, чем с кем бы то ни
было. Ладно,
садитесь-ка лучше, судалыня БСС, за карты, да не забудьте, судалыня, подать вина
и флуктов, а я
рягу баиньки, потому что мне уже давно пола вздлемнуть. - - - Ноци, МД.

28. Меня так донимает простуда, что я не в силах был нынче ни пойти в
церковь, ни появиться
при дворе, и тем не менее отважился отправиться к леди Оркни, к которой был зван
на обед вместе с
герц[огом] Орм[ондом], и все потому, что могу там кашлять и отхаркиваться
сколько душе угодно.
Герцог и лорд Арран ушли раньше, а я засиделся с лордом и леди Оркни до начала
двенадцатого и
чувствую себя теперь еще хуже прежнего. Даже голова кружится; надеюсь, что это
от простуды. -
О, - говорит БСС, - да ведь при простуде у любого человека кружится голова.
Пусть так, лишь бы
не от чего-нибудь похуже. Однако я все же лучше сейчас лягу, тем более что
ночной сторож уже
прокричал полночь. Ноци, длаг[оценные].

29. Нынче я выбрался из дома пораньше, чтобы избежать осаждающих меня
дураков и успеть
повидаться с лордом Болинброком касательно одного дела, и что же вы думаете: он
тоже успел уйти.
Обедал я в Сити у моего типографа и удовольствовался вареной гусиной ножкой и
куском черного
хлеба. Говорил ли я вам, что намерен воздержаться от напечатания того, над чем в
последнее время
трудился, пока двор не примет касательно меня какого-нибудь решения? Я не желаю
наживать себе
новых врагов и тем паче ожесточать еще больше уже имеющихся, пока не обрету
надежного
убежища, и министры об этом моем намерении осведомлены. Так что вашим надеждам
на
возможность ознакомиться в скором времени с этим моим трудом не суждено сбыться.
Говорят, что
лорд-казначей будто бы нездоров. Меня очень донимает простуда. У каждого свое.
[Ноци вам обеим,
дол[огие] плоказницы.]

................................................

 

 

 

 

 

 

далее можете спокойно скачать и читать в любом формате >>>>>

 

на форум  >>>

 

 

эпиСтолы

 

Яндекс.Метрика

>>> Перейти на новую версию сайта >>>